Их относительно немного, зато они с самого рождения закалены борьбой за выживание. Этому поколению машин повезло расти в кризис и выйти в люди на североамериканском автошоу 2011.

Накануне вылета я с коллегами составлял предварительный список новинок. «Не густо, – резюмировал один из нас, – я в свое время собирал там 50–60 новых машин, а сейчас всего два десятка с небольшим».
На самом деле по-настоящему ярких дебютов было и того меньше. И это вовсе не недостаток и уж тем более не достоинство нынешнего Детройта, а четкое отражение реальности. Судите сами: срок разработки новой машины сегодня – от четырех до шести лет (речь, понятное дело, не о рестайлинге). Когда «бабахнуло» в 2008‑м и производителям пришлось сокращать расходы, под удар попали проекты, которым назначали премьеры в 2011–2013 годах. Свертывать разработки более высокой степени готовности было себе дороже, от плановых модернизаций-фейслифтингов не откажешься, дальнюю перспективу совсем без денег тоже не оставишь… Теперь, когда дно кризиса уже позади и большинство автопроизводителей активно выгребают к свету, финансирование вновь набирает прежний темп, но плоды его мы увидим через несколько лет. А пока – поживем с некоторым дефицитом новинок.
Кстати, так бывает и в демографии. Например, военное поколение, соответственно дети этих людей и даже внуки выделяются в статистике заметным спадом. Правда, утверждают, что в плане выносливости, смышлености и т. п. они тоже выпадают из общего ряда. Мне почему-то кажется, что с автомобилями так же. Инженерам пришлось немало потрудиться, чтобы доказать жизнеспособность своего детища (ведь надо, чтобы из нескольких проектов приоритетным выбрали именно твой), потом – чтобы уложиться в урезанный бюджет (а его урезали все, не сомневайтесь!) и при этом не поступиться конечным результатом.
Трудности закаляют. Новинкам‑2011 суждено вывозить Америку, да и весь мир, из кризиса. Счастливая судьба, не так ли?