Продажи автомобилей во всем мире снижаются. Производителям все труднее перетянуть одеяло
спроса на себя; до конца года явно доживут не все. Самые эффективные приемы конкурентной борьбы изучал на Женевском автосалоне Анатолий Фомин. Интервью: Петр Меньших, Владимир Соловьев. Фото: Константин Якубов.

Автосалон в Женеве всегда был подчеркнуто нейтральным. Хотя бы потому, что в Швейцарии нет собственной автомобильной промышленности: здесь все в гостях, без перевеса немецкой, французской, итальянской или шведской стороны.
Однако нейтралитет Женевы распространяется только на европейскую часть. Традиционно американские, японские и корейские производители представлены меньше. И дело не только в специфичности европейских вкусов, но и в законодательных барьерах, которые становятся все выше. Что бы ни утверждали чиновники Евросоюза, нормативы по выбросам СО2 влияют на автомобиль гораздо больше, чем все стандарты токсичности и налоги, вместе взятые. В составе экспозиций не стоит винить ни еврократов, ни защитников окружающей среды, ни наступающий финансовый кризис. Хотя, если приглядеться…
Финансовые неурядицы всегда расхлебывает средний класс – с бедняков и так взять нечего, а олигархи при любых обстоятельствах найдут способ перевести состояние в ликвидную форму. Говорят, если клиент должен банку 10 тысяч, это его проблемы, а если 10 миллионов – это проблемы банка. Этот принцип применим и к автомобилям. Едва ли какой салон способен похвастаться столь роскошной экспозицией автомобилей по цене много выше 100 тысяч евро. Новые «Роллс-Ройс EX200» и «Майбах-Цеппелин» – наглядные тому примеры. Пускай компактный (5,4 м в длину) «Роллс-Ройс» гораздо меньше «Фантома», он никогда не перейдет даже в «верхний» бизнес-класс. Эксклюзивность подтверждается высокой ценой.
В Швейцарии хотя и нет собственного автопрома, но есть фирма «Ринспид», ежегодно выставляющая здесь диковинные машины в единственном экземпляре. Они никогда не делали погоды, но всегда задавали направление. Нынешнее хорошо просматривается – это экология, снижение выбросов СО2 и электрификация всего, что движется. Именно таков «Ринспид-Айчейндж» – курьезный и претенциозный электромобиль с трансформируемым салоном и вызывающе спортивной внешностью. Какая уж тут экономия!
В среднем классе спрос падает наиболее заметно. Знамение времени в том, что с «брабусами» соседствует минималистская «Тата-Нано» – между ними только ковровая дорожка. Впрочем, у смешной коробочки на колесах мало шансов закрепиться в Европе: слишком тяжело придется ей на магистралях.
Конечно, в ближайшие лет двадцать автомобили не исчезнут. Слишком уж велики достоинства индивидуального транспортного средства, чтобы от него отказаться. Но, увлекшись электрификацией, Европа перегибает палку – на переправе коней не меняют. Кризис переживут те, кто заработал репутацию и готов предпочесть разумное совершенствование уже освоенного безумным высокотехнологичным проектам. Впрочем, посмотреть на безумства инженеров и дизайнеров всегда любопытно. Хотя бы потому, что мы с вами их оплатили.