Восхищаясь гонщиками-победителями, не забывайте помянуть добрым словом тех, кто создал их автомобили. Техника всему голова в чемпионате мира, считает Максим Вольнов.

Ни в одном виде спорта правила не меняются так часто, как в формуле 1. Размер и вес футбольного мяча, например, все те же с 1937-го. А в автогонках каждый год что-то переиначивают, подчас радикально, иногда абсурд­но – шины с канавками, квалификация с полными баками…
Понятно, начиная с середины 90-х ФИА пытается спровоцировать сюжет пооригинальнее: слишком затянувшееся противостояние двух великих старожилов – «Феррари» и «Мак-Ларена» – на пользу чемпионату как шоу не идет.
С одной стороны, все честно, правила ведь одинаковы для всех, с другой – действия ФИА весьма противоречивы: ратуя за снижение расходов, постоянными изменениями регламента федерация вынуждает команды увеличивать траты на разработку машин. Количество тестовых дней и километров сведено к минимуму, но оттого все больше становится «инженерочасов» в лабораториях и за компьютерами. А как иначе совершенствовать аэродинамику машин, если пребывание в аэродинамической трубе лимитировано? Ту же систему KERS, чья польза по-прежнему неочевидна, лишь две команды использовали постоянно. В большинстве своем участники, уже потратившись на создание и испытания KERS, решили энергию торможений не рекуперировать.
Регламент, написанный для сезона-2009, обманул прежде всего главных фаворитов и обернулся для них провалом сезона. Третье и четвертое места да еще более чем двукратное отставание по очкам – совсем не то, на что рассчитывали «Феррари» и «Мак-Ларен». Успеха добились совсем молодые команды: «Ред Булл» в чемпионате мира всего пятый год, «Браун GP» вообще дебютант! И легко установить, что мощность двигателей в современной формуле 1 практически не играет роли: «Браун» использовал такие же моторы, как и «Мак-Ларен», а «Ред Булл» одержал шесть побед с моторами «Рено». При этом сама команда «Рено», мягко говоря, не блистала. Ключи к успеху – наивысшая прижимная сила в поворотах (заслуга продуманной аэродинамики) и удачно подобранный общий баланс автомобиля.
Волей-неволей вспомнишь, кто создал две самые быстрые машины минувшего чемпионата. К «браунам» руки приложил бывший технический директор «Феррари» Росс Браун, построивший все чемпионские машины Михаэлю Шумахеру, «ред буллы» настроил на победы бывший шеф-конструктор «Мак-Ларена», признанный специалист по аэродинамике Эдриан Ньюи, которому двумя титулами обязан Мика Хаккинен.
Благодаря новому регламенту публика получила уникальный чемпионат: на подиуме побывали представители восьми команд! Трудно припомнить, когда случалось нечто подобное. Да и случалось ли вообще? Однако победы одержали лишь четыре
команды – вполне в традициях формулы 1, а новоиспеченный чемпион мира провел сезон далеко не в полную силу. Не скажешь, что до Гран-при Германии победы давались Дженсону Баттону ценой нечеловеческих усилий, – настолько превосходна была машина. А начиная с этого Гран-при британец в ходе гонок старался исключить всякий риск и полностью отдал инициативу партнеру по команде Рубенсу Баррикелло. Турнирная ситуация позволяла: перевес в 30 очков над ближайшим соперником из другой команды. Лишь в концовке Дженсон перестал сачковать и выдал две убедительные гонки: его обгоны в Бразилии и атака на Марка Уэббера на последнем круге в Абу-Даби запомнились! А если бы Баттон так ехал везде?
Винить Дженсона не в чем – он провел сезон почти идеально: 16 финишей в очковой зоне, ни одной поломки и лишь один сход из-за аварии на стартовом круге в Бельгии. Виноваты, видимо, сами правила чемпионата мира. Вряд ли кто-то из пилотов хотя бы одну гонку от старта до финиша проехал в полную силу – в том сейчас просто нет нужды. Медленная машина все равно не опередит быструю (да и наоборот – далеко не всегда), а большинство обгонов происходит в зоне пит-стопов. В этом, наверное, главный обман современной формулы 1: по итогам каждого сезона мы узнаем не лучшего гонщика, а гонщика, ехавшего на лучшей машине. Двукратный чемпион мира Фернандо Алонсо лучше или хуже Дженсона Баттона? Только не пытайтесь судить по таблице очков – испанец не настолько безнадежен! Есть лишь один способ узнать истину – посадить всех пилотов на одинаковые машины. Но тогда это будет уже не формула 1. А построить разные и при этом примерно равные машины не удавалось ни при одном регламенте, даже в самые консервативные времена.
Сумеет ли Баттон в будущем году защитить титул? Это опять-таки вопрос к регламенту сезона-2010, в котором вновь немало значимых изменений. Чего стоит один только отказ от дозаправок в ходе гонки! Впрочем, детали анализировать рановато. Не исключено, что до весны регламент существенно отредактируют: Макса Мосли, одного из его авторов, на посту президента ФИА два месяца назад сменил Жан Тодт – бывший спортивный директор… «Феррари».