Двухнедельный перерыв между Гран-при Виталий Петров использовал для поездки
на родину – в рамках официального визита команды «Рено F1». Нашел он время и для ЗР.

– Виталий, с позиции гонщика Формулы-1, вершины автоспорта, какую из гоночных дисциплин вы считаете самой спортивной и справедливой?
– Не назову конкретную дисциплину. Сформулирую чуть иначе: это моноклассы, то есть состязания одинаковых машин одной марки, в которых нельзя изменять аэродинамику и моторы. А формульные или кузовные – не важно.
– Кого из нынешних соперников вы считаете действительно лучшим пилотом?
– Хэмильтон, конечно, настоящий боец. Феттель тоже сильный пилот. Еще отметил бы Кубицу. Если выбирать кого-то одного, то на первое место поставлю все же Хэмильтона. Интересно смотреть, как он пробивается из глубины пелетона в лидеры на не самой лучшей машине.
– Между гонками, промоакциями, интервью, перелетами остается ли у вас хоть немного свободного времени?
– Вот мое расписание после этапа в Сильверстоуне: во вторник перелет, в среду один день в Выборге, у родителей, потом ночным поездом в столицу. А в Москве мой график расписан буквально по минутам. Словом, досуга остается ровно столько, чтобы не забыть, что он вообще бывает.
– Начиная с января нынешнего года вы дали множество интервью. Счет идет на сотни или на тысячи?
– Не считал – их было очень-очень много. Только за эти два дня в Москве больше пятидесяти. Но я уже привык к обилию интервью, ведь это часть моей работы.
– Какие вопросы вам задают чаще всего?
– О моем будущем в Формуле-1, об отличиях болидов Ф1 от других гоночных машин.
На последний вопрос согласитесь, невозможно ответить в рамках короткого интервью.
– Складывается ощущение, что пилоты современной Формулы-1 редко едут в полную силу. Они делают несколько по-настоящему быстрых кругов, но в основном дистанцию преодолевают, стараясь беречь шины. Действительно ли скорость машин в гонках существенно ограничена шинным регламентом?
– Мы, пилоты, всегда едем на грани, всегда пытаемся проехать круг как можно быстрее. Но помним и о том, что в гонке нельзя прыгнуть выше головы. Сотрешь колесо – и время круга будет уже на пару десятых хуже. Скажем, при попытке что-то выиграть за счет позднего торможения стоит хоть раз заблокировать даже одно переднее колесо – наступает… (вырезано цензурой. – В.К. и С.З.). Машина начинает вибрировать, а колесо с покалеченной покрышкой будет постоянно блокироваться при последующих торможениях.
– На Гран-при Турции после прокола шины и вынужденного пит-стопа, когда стало ясно, что очков не получить, вы на новых покрышках установили рекорд гонки на круге. Какие испытали ощущения на финише?
– Прокол очень расстроил. Но опускать руки нельзя – постарался вернуться на трассу с боевым настроем и ехать максимально быстро. Всякое может случиться. Вдруг первые десять машин сойдут из-за аварии или технических проблем? Поэтому я и мчался к финишу на пределе.
Лишь потом, когда снял шлем после гонки, узнал, что показал самый быстрый круг.
– Нельсон Пике-младший в свое время провел дебютный сезон в «Рено» не слишком удачно – долго не мог набрать очки. У вас это получилось быстрее. Может, вы уже рассчитываете на подиум? Скажем, в Венгрии…
– Какой там подиум! Дайте хоть раз финишировать пятым или приблизиться к тройке, это уже будет победа для нас. Со своей стороны обещаю делать все возможное, чтобы добиться хорошего результата.