50 лет назад, 14 июня 1961 года в городе Карл-Маркс-Штадт с конвейера сошла пилотная серия развозного автомобиля Barkas B1000.

Собственно, и по-немецки, и по-русски название машины значит одно и то же – баркас. В словаре Даля «баркас», это «самое большое гребное судно, чернорабочее, для завоза якоря и перевозки людей и тяжестей…» Слово это французского происхождения, barcasse. Почему именно так решили назвать новую машину конструкторы располагавшегося в городе Карл-Маркс-Штадт конструкторского бюро VEB Zentrale Entwicklung und Konstruktion für den Kraftfahrzeugbau (VEB ZEK), понятно. По спущенной партией разнарядке полагалось создать многоцелевой грузовой автомобиль грузоподъемностью 1 т, способный развивать скорость 100 км/ч. Такие машины в Германии называли Schnell-Laster, то есть, быстроходный грузовик. Работы по его проектированию начались еще в 1950 году, однако в молодой демократической Германии в те годы все так быстро менялось, что спустя пять лет VEB ZEK полностью пересмотрело концепцию машины. В частности, жесткие лимиты на металл, получаемый из СССР, заставили более тщательно подойти к массо-габаритным параметрам машины. Помимо того, что это должен был быть переднеприводный грузовик, теперь его решили оснастить несущим кузовом.

Вагонная компоновка, несущий цельнометаллический кузов, независимая торсионная подвеска, привод на передние колеса – прототип фургона, условно называвшийся L1, был готов в 1956 году. На следующий год к нему прибавились прототипы грузо-пассажирской модели и микроавтобуса.
Выпускать автомобиль предстояло народному предприятию VEB Kraftfahrzeugwerk FRAMO Hainichen в городе Хайнихен. Это был бывший завод Framo, основанный Йорге Скафте Расмуссеном (он также создал известное производство мотоциклов и автомобилей DKW) Для немецких солдат в годы Второй мировой войны стандартная санитарка Framo была символом избавления от фронтового ужаса. Естественно, власти ГДР подобных ассоциаций не желали, и поэтому в 1957 году завод переименовали. А в 1958 году на основе куста предприятий был создан комбинат VEB Barkas-Werke Karl-Marx-Stadt. В него вошли и бывший завод Framo в Хайнихене, и моторный и сборочный заводы в самом Карл-Маркс-Штадте, а также завод топливной аппаратуры в Вольфпфютце.

В 1958-м автомобиль, все еще носящий обозначение L1, приобретает окончательные очертания, и его отправляют на сертификационные испытания. В период с 1956 по 1961 годы прототипы успевают набегать свыше миллиона километров.
Первый автомобиль, сошедший с конвейера, имел номер шасси 40009. Всего нулевая серия состояла из 39 машин, включая автомобиль скорой медицинской помощи, два грузопассажирских и два 11-местных микроавтобуса.
Немцы продемонстрировали, что невзирая на демонтаж оборудования в 1945 году, на бегство многих специалистов на Запад, несмотря на все лимиты и запреты, налагаемые со стороны СССР, умеют создавать достойные автомобили. Пусть Barkas B1000 оснащался устаревшим силовым агрегатом, работавшим на пределе своих возможностей – по таким параметрам как вместимость, удельная грузоподъемность, дизайн, эргономика сравнение его с советскими RAF Latvia или УАЗ-451 были не в пользу последних. Существенно выделялся Barkas и на фоне европейских аналогов. В этом могли убедиться в 1962 году посетители Лейпцигской ярмарки, где состоялся официальный международный дебют новинки. Увы, социалистическая система готовила подобным проектам долгую жизнь и, какими бы ни были преимущества, они постепенно иссякали.

Неоднократные попытки улучшения конструкции ограничились только изменениями, без которых автомобиль не мог продаваться на внешних рынках. Машина приобрела двухконтурные тормоза с диагональным приводом, увеличенного размера светотехнику. 900-кубовый трехцилиндровый двухтактный мотор AWE-311 от легковой модели Wartburg-311 в 1962 году был расточен до 991 «кубика» (AWE-312), и вместо жалких 28 стал выдавать не менее унизительные 42 л.с. В 1969-м пришлось вводить в конструкцию дополнительную систему охлаждения, чтобы двигатель не перегревался. В 1972 году силенок прибавилось аж целых три. Неоднократно поднимавшийся вопрос о замене мотора четырехтактным постоянно откладывался. 15 мая 1969 года на заводе построили прототип Barkas B1100 с двигателем от «Москвич-412» в расчете на кооперацию в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Однако СССР не выделил моторов – в ту пору «412-й» был ходовым экспортным товаром.
Приходилось довольствоваться тем, что имелось в наличии. Barkas, тем не менее, пользовался спросом и за пределами ГДР. 22 февраля 1980 года с конвейера сошел 100-тысячный B-1000.

Провалились попытки конца 1960-х установить на Barkas дизель, дисковые тормоза, создать модификацию грузоподъемностью до 1,3 т. Что все же менялось в машине? Девятого августа 1977 года отказались от гидравлического привода сцепления. 31 октября 1979-го червячный рулевой механизм заменили на более современный типа «винт-гайка с перекатывающимися шариками». В 1985-м на Barkas установили диафрагменное сцепление. Максимум изменений, постигших автомобиль, стала сдвижная боковая дверь в июне 1987 года.

В 1989 году, когда забрезжило объединение двух Германий, на Barkas наконец начали устанавливать четырехтактный двигатель, по лицензии Volkswagen – машина получила обозначение B1000-1. Это новшество сыграло, скорее, психологическую роль: «осси», как называли восточных немцев жители ФРГ, в их глазах уже не выглядели настолько отсталыми. И тем не менее, судьба Barkas и завода в Хейнехене была предрешена. Сборка велась примитивными методами, «на коленке», у машины так и непоявилось дисковых тормозов. 10 апреля 1991 года с конвейера сошел последний Barkas. Его провожали с неподдельной грустью – симпатичная машинка успела за эти долгие годы приглянуться нескольким поколениям немцев. Всего предприятие выпустило 175740 автомобилей Barkas B1000. Оборудование завода было демонтировано, его следы затерялись не то в Санкт-Петербурге, не то в Казани.


Barkas B1000 – один из ярких образцов дизайна ГДР, выигрышно отличался на фоне того же Volkswagen Transporter.

Barkas B1000 отличался торсионной независимой подвеской – сзади на продольных, а спереди – на диагональных (!) рычагах. Неэкономичность двигателя компенсировалась обгонными муфтами в трансмиссии. На рентгене автомобиль показан в базовом исполнении фургон.

Автомобиль отличался вместительным грузовым отсеком с ровным и низким полом. Его габарит: 2570х1676х1430мм, вместимость – 6,4 кубометра.

В 1965 году в производственную программу добавили автомобиль с бортовой платформой грузоподъемностью 1050 кг. Вспомнив опыт завода Framo, к несущей передней кабине прикрепляли заднюю лонжеронную раму.


Barkas поставлялся в NVA – национальную народную армию ГДР.


На базе полурамной модификации создавались разнообразные спецавтомобили, такие как лестница B1000 FR-DL.


Микроавтобус B1000 со сдвижной боковой дверью и пассивной безопасностью, отвечающей нормам ЕС.


Проводы последнего Barkas были оформлены шуточной похоронной церемонией. Фото: Lotar Göcke


Москвичи помнят универмаг «Лейпциг» на Ленинском проспекте, где продавались такие игрушки народной фабрики Anker, в масштабе 1:25


Автомобиль Schnelle Medizinische Hilfe на почтовой марке DDR – Германской Демократической Республики.


Довольно удачная попытка освежить дизайн автомобиля была предпринята в 1988 году. Увы, даже машины с 58-сильными двигателями Volkswagen сохранили дизайн 1960-х годов.


В 1982 году в районе Торгау, земля Саксония, был образован национальный парк Dahlehen Heide («Даленский бор»), для обслуживания которого построена партия таких необычных Barkas B1000. Фото: www.flickr.com

В 1983 году по примеру советского завода RAF, построившего совместно с финнами реанимобиль, немцы соорудили нечто похожее на шасси Barkas. Вся задняя часть машины, обозначавшейся B1000 KK/SMH-3, была из термопластика, ее поставляла фабрика Bastei, выпускавшая прицепные домики. Машину полной массой более 2,2 т тянул мотор мощностью… 45 л.с.