Астана – Байконур. Смотреть на запуск космического корабля Сергей Воскресенский отправился на вседорожнике «КИА-Мохав». Фото КИА.

Кому из нас еще с гагаринских времен не знакомы эти команды: «Протяжка один… Протяжка два… Пуск!»? А вслед им дым, пламя и величественное шествие огромной машины к звездам. В какой-то момент кажется, будто ракета задумалась: лететь или не лететь? Но тут грохот и вибрации, хорошо ощущаемые даже с дистанции в три с половиной километра, выводят корабль из подвешенного состояния, и, словно одумавшись, он почти сразу превращается в ярко светящуюся точку.

ИЗ ПЛЕМЕНИ КИА

В зеркалах заднего вида скрылась сверкающая золотом и помпезностью Астана. Казахстан поглотил шесть машин, раскидав их по бесконечным, до горизонта, хлебным полям, солончакам и пустыням.
Вместительный семиместный кузов поставлен на мощную раму. Мотор – 3-литровый дизельный или 3,8-литровый бензиновый, настоящий полный привод с должным перечнем функций, заканчивающимся понижающей передачей. Он настроен так, что в повседневной жизни (режим Auto) «Мохав» скорее заднеприводный – на переднюю ось через многодисковую муфту передается лишь 10% крутящего момента.
Салон аккуратный, оригинальный и даже разнообразный. Конечно, можно посетовать на встречающийся кое-где жесткий пластик, слишком активные передние подголовники, мешающие нормальной посадке. Немного утлые, с низкими (особенно для длинноногих) подушками сиденья среднего ряда – издержки рамной конструкции. Но в основном машина производит весьма благоприятное впечатление.

ГДЕ, ГДЕ… В КАРАГАНДЕ!

Можно вставить «в Кызылорде» или на худой конец «в Жезказгане». Последний, конечно, не в рифму, зато хорошо отражает настроение после пары дней путешествия. К концу дня болит то, на чем сидишь, вестибулярный аппарат дает сбои от прыжков и тряски, а от грохота работающих на пределе подвесок сжимается сердце.
В казахстанской провинции дорог – нет. Есть прямые, словно выверенные по гигантской линейке направления, обычно все же покрытые асфальтом. Но через час езды по такому «шоссе» ностальгически вспоминаешь почти идеальные проселки целинных земель. Какая тут оценка возможностей моторов, полноприводных трансмиссий, тормозов или сцепных свойств шин? Управляемость подчинена одному – как бы увернуться от очередного удара.
Тело к концу дня болит. Слишком плотные валики подушки переднего сиденья не столько поддерживают его, сколько сдавливают. В результате через полтора-два часа движения появляются дискомфортные ощущения, водитель начинает елозить на подушке кресла. Зато к остальному не придерешься: высокая посадка, удачные приборы, оригинально оформленная и прекрасно работающая климатическая установка, на удивление сочное звучание «музыки».
Подвески – один из серьезных поводов для размышлений. Задней очень не хватает хода сжатия. Именно по­этому почти каждая серьезная яма (или волна) приводит к громкому и жесткому тычку в ограничитель, после которого начинается болтанка кузова. Кто бы мог подумать, что модная пневматика – комфортная, как бы срезающая острые пики неровностей – далеко не всегда будет демонстрировать превосходство над традиционными пружинами! Да, на последних «Мохав» жестче, подробнее повторяет профиль дороги, причем, что самое обидное, делает это именно на рабочих (60–90 км/ч) скоростях. Зато в острых ситуациях на этих простых подвесках ведет себя понятнее. Конечно, раскачки кузова, прыжков и здесь в избытке, но все это удается хоть немного контролировать, заранее подготавливая и себя, и автомобиль. А вот задние пневмоподвески сначала убаюкивают, доказывая свое преимущество (особенно на ровной дороге). Но скорость и колдобины приводят заводские настройки в шоковое состояние, и, в отличие от пружин, пневматика сдается сразу, отпуская кузов в свободное плавание.

СОЛЬ ЗЕМЛИ

Белесый отблеск на горизонте – солончак, а точнее, высохшее озеро, притягивающее взгляд замысловатыми узорами потрескавшегося дна. Оно, как перина, мягко обнимает «Мохав», и он все глубже проваливается в пыльную тишину. Утробно вздохнул почувствовавший нешуточную нагрузку мотор, запросила помощи трансмиссия, сдающаяся в автоматическом режиме. Но понижающую передачу включать пока не буду – мобилизую возможности полного привода (положение 4H). Автомобиль упрямо движется вперед, но спустя несколько минут такой экстремальной езды перегревшаяся муфта или автомат начинают чудить, коробка отказывается включать нужные передачи. Что же, дам машине отдохнуть: длительная езда по настоящему бездорожью не совсем ее амплуа.
Зато на асфальтовых просторах взаимопонимание темпераментного, с огоньком дизеля и 6-ступенчатого автомата просто безупречно. Переключения мягкие, незаметные; экспрессия, задор буквально пронизывают солидную машину после каждого нажатия на акселератор. Бензиновые «лошади» другие: прежде всего, они шумнее. Да и не столь выразительны. Нет, автомобиль нисколько не потерял в динамике и даже быстрее разгоняется – наверняка за счет более гибкого и длинного рабочего диапазона оборотов почти 4-литрового мотора. Вот только эмоций меньше, реакции привычнее и стрелка топливомера реагирует на эксперименты куда живее.
Размышления об управляемости заводят в тупик. Автомобиль очень надежен, добротен в обычных ситуациях, причем как на пневмо-, так и на пружинной подвеске. Незыблем на прямой, чуток к командам водителя, не пугает кренами при резких маневрах. Оценке в поворотах помогла уже давно поднятая целина: нашлись ровные и достаточно извилистые грунтовые дорожки, позволившие от души поработать рулем и газом. «Мохав» порадовал неожиданной при его габаритах легкостью преодоления виражей, завидной напористостью, позволяющей действительно управлять тяжелой машиной, а не подстраиваться под ее особенности. Да, иногда передняя ось начинала скользить рановато, а руль вдруг показался излишне легким и малоинформативным, но, попав в колею, понимаешь, для чего так сделано. Этот автомобиль не «спортсмен», а дорожный универсал, которому необходимы некоторые послабления.

ДОРОГУ ОСИЛИТ

Для кого-то все только начинается: космонавты дают последние интервью перед завтрашним стартом, коллеги из «группы 2» впитывают советы и наставления – их обратный маршрут в Астану еще впереди. Ну а нам пора расставаться с автомобилями, в общем без особых проблем прошедшими нелегкую дорогу. Впереди у инженеров КИА анализ износов, повреждений, возможно, внесение конструктивных изменений. Тем не менее главный экзамен «Мохав» сдал, вселив уверенность, что выдержит не только обратный путь, но и неминуемое соперничество с конкурентами. Ведь, помимо выносливости, на его стороне новизна, широкий выбор вариантов оснащения и разумная стартовая цена базовой версии с бензиновым мотором 3,8 л – $38 300.

БАЙКОНУР – КОСМОДРОМ

Говорят, каждая ракета уходит к звездам по-своему. Иная ревет, как реактивный лайнер, другая же, наоборот, шелестит, словно шепчет земле: «До свиданья!». Примерно через 500 секунд после старта корабль выходит на орбиту. Для тех, кто летит к звездам, это время – наверное, целая вечность… Космодром сегодня – это девять стартовых комплексов для запуска ракет-носителей, четыре пусковые установки для испытаний межконтинентальных баллистических ракет, два аэродрома, 11 монтажно-испытательных корпусов, измерительный комплекс, тысячи километров линий электропередач.