Кому приходится кланяться, протискиваясь в глубокое и низкое водительское сиденье «Ламборгини-Галлардо Спайдер»? Автомобильному божеству, намоленному миллионами подростков по глянцевым иконам-плакатам? Или всего лишь тканевой крыше, опущенной по случаю похолодания?.. За 4 секунды до первых 100 км/ч разгонял черный «Ламбо» Игорь Подольский. Фото: Сергей Торгалов.

Первый сюрприз – ширины трека автодрома «Чайка» еле хватает для разворота в один прием: радиус зашкаливает за 11 метров. О слаломных упражнениях придется забыть.

НАПЕРЕГОНКИ СО ВРЕМЕНЕМ

Передо мной длинная прямая малого кольца автодрома. Почтительно-осторожно, побаиваясь неизвестности, нажимаю до упора на правую педаль… За спиной грозно взрёвывает десятью цилиндрами 520-сильный двигатель, роботизированая коробка включает первую передачу и с толчком в спину смыкает диски сцепления… Вот он, момент, когда сбывается давняя мальчишеская мечта! Нет, щеки до подголовника не достают и в глазах не темнеет из-за отлива крови. Просто время вдруг замедляется, осенние листья зависают в воздухе: не успели сделать даже одного кувырка, а на тахометре уже предельные для первой передачи обороты. Интересно, успеют ли долететь до земли, когда «Ламбо» закончит круг?
Разгон прервался на кажущиеся бесконечно долгими 0,2 секунды, – они нужны для переключения коробке передач, работающей в спортивном режиме. Еще один сердитый взрык мотора, закручивающегося за 8 тысяч оборотов, еще один толчок в спину. Ровный асфальт автодрома неожиданно начал потряхивать машину, трек в одно мгновенье как бы сузился, а пальцы до хруста в суставах вцепились в руль в страхе не удержать автомобиль перед стремительно приближающимся поворотом.
Снова переключение. Кажется, на них коробка тратит больше времени, чем требуется беснующемуся двигателю для выкручивания на очередной передаче до почти «формульного» визга… Всё, конец прямой и новый поворот, а за ним желтый отбойник. Педаль тормоза только под сильным давлением стопы уходит в пол, а из-за спины уже сдержанней рычит двигатель, коробка и при торможении перебирает передачами, но теперь «вниз». Кажется, что мотор хочет меня подбодрить – очень уж задорно рявкает, выполняя перегазовки.
Руль, под стать педали тормоза, тугой. И вообще усилия на органах управления напоминают карт. А цепкость в повороте много лучше чем у карта, нет и намека на снос задней оси… Уф-ф, вписался! «Пружина времени» в голове постепенно разжимается.
Говорят, что такими мощными машинами можно управлять только после длительного обучения. Пожалуй, это необязательно, лишь бы ты умел сдерживать свои эмоции.

НЕ ДЛЯ НЕЖЕНОК

4 секунды до 100 километров в час – это ускорение около 7 м/с2, т.е. не превышающее одного g. С учетом того, что направлено это ускорение не вертикально вверх, а горизонтально, вес пилота увеличивается почти на четверть. В обычных условиях такая перегрузка, наверное, впечатлила бы, но из-за фирменного рева мотора я ее даже не почувствовал.
В салоне минимум пластика: передняя панель обтянута красной и черной кожей. Несмотря на роскошную отделку, комфорта явно мало: тесновато, подвеска сурово жесткая, в салоне шумно как от двигателя, так и от града камешков, стучащих по днищу машины. Есть много автомобилей, которые дешевле в три-пять раз, но в них гораздо комфортней. Впрочем, такой суперкар надо оценивать по другим меркам: он для мачо, а не для неженок.
Сбросив гоночный темп, выключаю спортивный режим коробки и проезжаю один круг со строгим соблюдением городских 60 км/ч. Никаких сложностей! Педаль газа в первой половине своего хода сдержанно-чувствительна и позволяет точно дозировать ускорения. Бас мотора кажется нежным шепотом по сравнению с натужным рёвом на трассе. Становится слышной музыка, впервые обращаешь внимание на двухзонный климат-контроль и мысленно ставишь положительную оценку наружным зеркалам на длинных ножках. Задний габарит не читается ни в салонное зеркало, ни в наружные: мешает длинный высокий капот, под которым размещен крупный двигатель. Но не беда – при маневрировании выручает камера заднего вида. В общем, на таком «Ламбо» вполне можно ездить по городу, не нарушая ни единого пункта ПДД. Главное, чтобы те, кто вокруг, шеи не посворачивали.

«ЗЕЛЕН ВИНОГРАД!»

Остается взглянуть на цену этой машины (около 300 тысяч евро) и попробовать убедить себя, что такой автомобиль мне не нужен, как Лисе из басни Крылова виноград. Бортовой компьютер вполне мог бы выдавать вместо цифр расхода бензина фразу «очень много 98-го»: для владельца это малозначащие подробности, производитель же заявляет 25 л/100 км по городу и 12 л/100 км – по шоссе. А куда бы я пристроил клюшки для гольфа? Ведь багажник до смешного мал (110 литров)! Да и каждый «лежачий полицейский» – проблема, хоть машина и умеет чуточку приподнимать переднюю ось.
Ну, а блондинки будут слетаться на это чудо, как бабочки на свет, но ограничиться пришлось бы лишь одной – автомобиль-то двухместный… Короче, кому они нужны, эти суперкары? Даже гоняться от светофора нет смысла – и так все ясно… Вот только, выбираясь из-за руля, кланяюсь уже не вынужденно, а от души черно-красному автомобильному божеству. Мой «Гетц» никогда не потребует поклонов. Но и не скомкает время, не сузит трек, не притянет десятки блондинок, не растреплет волосы одной из них набегающим со скоростью 300 потоком воздуха, а потому его изображение не попадет на стену комнаты очередного мечтающего мальчишки…

ПОД МУЗЫКУ ВИВАЛЬДИ…

Этот автомобиль заставляет всех оборачиваться одним только звуком двигателя. Иные моторы ревут, как стадо боевых слонов, а здесь почти музыкальное звучание, мощное и благородное. Неслучайно для знакомства с Lamborghini Gallardo Spider мы пригласили музыканта – заслуженного артиста Украины, лауреата международных конкурсов аккордеонистов Игоря Завадского. Он единственный обладатель престижнейшей итальянской «Золотой лиры» и первый украинский музыкант, попавший в Книгу рекордов Гиннесса (30 минут солировал в оркестре из 644 аккордеонистов – самом большом в мире). С маэстро беседовал Леонид Сапожников.
– Игорь, что вы чувствуете после поездки на «Ламбо» по городу?
– Удивление и восторг. Я представлял, как эта машина выглядит – смотрел в интернете, – но не испытывал никаких эмоций. А когда увидел ее в натуре, в голове зазвучала «Летняя гроза» Вивальди. Это феерия, яркий всплеск на привычном повседневном фоне.
– Вас не раздражали остановки перед светофорами после стремительных разгонов?
– Наоборот, эти перепады темпоритма дают сумасшедший адреналин! Музыкант на сцене интересен, когда у него нет монотонности. Так и здесь. Музыкальные понятия «динамика» и «темпоритм» очень подходят этому итальянскому произведению искусства. Еще мне нравится цветовая гамма. Эта машина невероятно красива.
Не буду обсуждать элементы дизайна, – она прекрасна своей гармонией! Гармонией звуков, формы, энергетики… Я бы сравнил ее с изюминкой в пироге. Проехав в ней, я почувствовал ее эксклюзивность. Не в том смысле, что это редкая и очень дорогая модель, а потому, что она удивительно соответствует моему духу и темпераменту.
– А представьте, что была бы возможность разогнаться до трехсот километров в час…
– Боюсь даже это вообразить. Наверное, я бы так влюбился в эту машину, что бросил бы музыку и занялся автоделом (смеется). Но скорость, считаю, в ней не главное, это просто дополнительный плюс. Если водитель знает, что может обогнать любого, зачем кому-то это доказывать? Точно так же на аккордеоне я могу быстрее всех исполнить «Полет шмеля», но это бессмысленно.
– Вы говорите об этой машине почти как о живом существе.
– Она, безусловно, личность, у нее есть свое «Я». Покупателю нужно правильно выстроить с ней отношения.
– А именно?
– Он должен быть с ней в гармонии, в психоэмоциональном контакте, как музыкант с чутким залом, а не просто тешиться ее «крутизной».
– Когда вы в середине 90-х получили на конкурсе во Франции золотую медаль, журналисты спросили, на каком автомобиле вы ездите. Вы ответили: «Каждый день на разных», и это их сильно впечатлило.
– Я имел в виду автобусы, троллейбусы (смеется).
– Но почему у вас до сих пор нет собственного авто? Для нашего времени и вашего статуса это нетипично.
– Потому, что я слишком часто ухожу в свои мысли – за рулем, считаю, это противопоказано. А еще меня постоянно ведет ритм в голове, и я не смог бы стоять в пробках, по крышам бы поехал… Но ради
ТАКОЙ машины стоит попытаться переделать себя. По крайней мере, я готов изменить своей давней традиции…
– Какой же?
– Каждый год 20 января я даю в Киеве концерт по случаю собственного дня рождения (в этот раз он состоится в Октябрьском дворце) и приезжаю к началу на белом «Линкольне Таункар». А теперь вот готов сменить его на черный «Ламбо». Думаю, качество исполнения от этого не пострадает (смеется).