«Гонки – сама жизнь. Все, что до и после, преходяще». Слова исполнителя главной роли фильма «Ле-Ман» Стива Маккуина лишь кажутся высокопарными. Благодаря ему картина о марафоне
получилась удивительно честной. Результат? Фильму 38 лет, давно нет в живых актера и профессионального автогонщика Маккуина, но до сих пор в действе «24 часа Ле-Мана» этот неординарный человек и его картина играют заметную роль, считает Вадим Крючков. Фото автора и «Пежо».

ДО И ПОСЛЕ

Самое первое впечатление: современный «Ле-Ман» создан для продажи сувениров. Всевозможных киосков, лавочек и палаток здесь едва ли не больше, чем на формуле 1 и чемпионате мира по ралли, вместе взятых. Вот продают комбинезоны и шлемы пилотов прошлых лет с сертификатом аутентичности. Вот кепки, майки, куртки с символикой гонки нынешнего года. Вот фирменные точки предлагают атрибутику команд. Те, кто побогаче, заглянут в бутик часовой фирмы «Ролекс», одного из спонсоров гонки. Отдельные островки – винтажные коллекции. Они манят посетителей вывесками с именем Стива Маккуина. Здесь всегда много народу. Хочешь фильм на CD – пожалуйста. Хочешь замшевую курточку – запросто. Да еще вместе с биркой производителя маленький кадрик из фильма: убедитесь, Стив носил точно такую же. А вот и черно-белый постер в рамке. Украсить стену изображением идола можно всего за 15 евро, берите. И ведь берут! Стив Маккуин скончался от рака в 1980 году, его прах рассеян над Тихим океаном. Но вот уже 29 лет после его смерти одни зарабатывают на раскрученном имени, другие хотят быть причастны к тому, кто побывал «по ту сторону баррикад». Ведь когда-то Стив стал серебряным призером 12-часовой автомобильной гонки в Себринге. Причем выступал там с травмированной на мотогонках (еще одно его увлечение) ногой. Потом этот знающий толк в автоспорте американец умудрился создать самый правдивый фильм о самой французской гонке. И вот уже который год французы отдают ему своеобразную дань уважения.

Впечатление второе: броуновское движение огромного количества зрителей к ночи стихает. Одни разъезжаются в гостиницы близлежащих городков, другие умудряются ночевать на трассе. Для этого есть палаточные лагеря, кемпинги, стоянки. И если прицепы-дачи выглядят на этих стоянках органично, то открытый «Лотос» или «Морган», к бамперу которого привязана растяжка палатки, смотрится экзотично. Утро расставляет точки над i. Горы мусора и пирамиды пустых бутылок – признак того, что некоторые «наотдыхались» так, что были не в состоянии сесть за руль. Увы, для части зрителей «24 часа Ле-Мана» – своеобразный алкогольный марафон. А жаль! Когда приходят сумерки, а затем и ночная прохлада, на трибунах остается горстка самых преданных болельщиков. Но ведь именно тогда начинается настоящий «Ле-Ман».

САМА ЖИЗНЬ

Интрига нынешнего марафона, 77-го по счету, – противостояние двух заводских команд, прототипов «Пежо-908 HDI FAP» и «Ауди-R15 TDI » c дизельными двигателями. Французская команда последний раз выигрывала гонку в 1993 году, немецкая – восемь (!) раз за последние девять лет. Автомобили «Пежо» достаточно быстры, но свергнуть с пьедестала великолепно организованную да еще упакованную опытными пилотами немецкую команду очень трудно.

Как это часто случается на «Ле-Мане», судьба золота решилась ночью. Теоретически в темное время преимуществом должна была располагать команда «Ауди». Прототип с открытым кокпитом, как у немцев, в данном случае предпочтительнее застекленного французского. Причина – обилие насекомых, которые разбиваются о переднюю часть автомобиля. Вернуть обзор пилоту «Ауди» позволяют специальные отрывные пленки на забрале шлема. А вот с обилием грязи на почти авиационном фонаре «Пежо» стеклоочистители (и иногда даже механики на пит-стопах) не справляются. Получается, одни мчат зрячие, а другие – почти вслепую.

Перед закатом лучший экипаж «Ауди» отставал от лидировавших французов лишь на круг и имел все шансы
отыграться. Но около четырех ночи начались неполадки с двигателем, на устранение которых понадобилось время. Из-за этого автомобиль не только потерял позицию, но и отстал теперь уже от дуэта «Пежо» на шесть кругов. Такую пропасть не смог отыграть в свою смену даже опытнейший пилот «Ауди» Том Кристенсен: французы не оставили ему шансов. В этом году прототипы «Пежо» ехали и быстрее, и надежнее, первые две ступени пьедестала почета достались им по праву. Золото у экипажа Дэвид Брэбэм – Марк Жене – Александр Вурц, серебро у трио, состоящего из Себастьяна Бурдэ, Франка Монтаньи, Стефана Сарразина. Экипаж немецкой команды в составе Ринальдо Капелло, Тома Кристенсена, Алана Макниша довольствовался бронзой.

Любопытна судьба четвертого места. В упомянутом уже фильме герой Маккуина и его машина несли рекламу мало известной у нас нефтяной компании «Галф» (Gulf). Картина снималась в ходе реальной гонки и прославила реальные команды и реальных спонсоров. Прошло столько лет, а концерн Gulf Oil остался верен «Ле-Ману». Уже трудно представить себе марафон без характерных оранжево-голубых логотипов в винтажном стиле, настолько неотделимы они от гонки. В этом году цвета нефтяной компании защищала команда Aston Martin Racing. Один из экипажей был составлен исключительно из восточноевропейцев – чехов Яна Шароуза, Томаша Энге и немца Штефана Мюкке. Последний – сын баггиста Петера Мюкке, который сражался с нашими пилотами еще во времена СССР. Вот эта зубастая команда и подобралась вплотную к подиуму, опередив куда более титулованных конкурентов. Из российских пилотов в этот раз стартовал лишь Роман Русинов. Его экипаж довольствовался седьмым местом в классе LMGT2 и 27-м в абсолюте.

Что греха таить, смотреть длинные гонки, в том числе «Ле-Ман», занятие утомительное. Здесь спорт несколько дистанцирован от зрителя. И зачастую, когда в боксах команд кипят страсти, стан болельщиков объят сном. Так в чем секрет популярности «Ле-Мана»? Наверное, в том, что современная гонка так тесно переплетается с историей, легендами, кино. В том, что у каждого из участников и наблюдателей действа свое объяснение его притягательности, своя мотивация. Прав был Маккуин: эти 24 часа – сама жизнь со всеми ее взлетами и невзгодами.