Август – месяц отпусков и путешествий. В одно из таких и отправился Сергей Воскресенский решивший и Австралию посмотреть, и на «Мазде МХ-5» с ветерком прокатиться.

Ну, с кенгуру все понятно: это животное – главный магический интерес наших сооте­чественников. Сразу скажу: видел, даже общался в зо­опарке и пришел к выводу, что мы к ним относимся куда лучше, чем они к нам. Наверное, поэтому австралийские коллеги-журналисты сразу предупредили: «Увидел животное на дороге или около – лучше тормози». Так мы и старались делать. Символ континента особенно не баловал своим присутствием: оказывается, кенгуру предпочитают ночной образ жизни.

О машинах

Знаменитый пикап «Форд-Фолкен» (Ford Falkon) наравне с кенгуру – визитная карточка Австралии. Гамма мощных моторов V6 и V8, грузовая платформа, двухместная кабина и вдобавок сплошной тюнинг. Яркие цвета и оттенки кузова, низкопрофильные шины и заниженные подвески, экстерьер и интерьер пестрят «декором». Воистину, народная австралийская любовь не знает меры, будучи начисто лишена практичности. Тем не менее продажи «фолкенов» падают, особенно после очередного подорожания топлива. Сегодня автомобильным миром Австралии правят «японцы». Неожиданно было встретить на улице «Кэмри», только с шильдиком Sportivo (и как такой появился у исконно чиновничьего в представлении украинцев автомобиля?), или «Хайлендер», именуемый здесь, как и в Японии, «Тойота-Клюгер» (Toyota Kluger).

06-australia-zr08-13

 Мельбурн с высоты птичьего полета – современный, стильный. Мне очень не хватало в нем как раз исторической патриархальности.

Полным-полно на дорогах «субару», причем немаленьких: «легаси», «форестеры», «трибеки». И ведь никто не жалуется, как у нас, на дороговизну машин (в Австралии они вообще недешевы) и, главное, фирменного обслуживания. Может быть, по Жванецкому, в нашей «консерватории что-то не так»?

О городах и людях

Разные они и одновременно очень похожие – доброжелательностью. Как вы понимаете, наше привыкание к правому рулю не обошлось без сюрпризов для местных водителей. Но ни одного проявления эмоций или агрессии с их стороны! Лишь вежливое ожидание, когда же это растерявшееся создание исправит ситуацию. Такое отношение очень помогало!
Сидней встретил отменной погодой, солнечной и теплой. По нашим понятиям купаться можно, океан еще не остыл. Пляжный сезон здесь открывается в ноябре-декабре, в это время вся континентальная Австралия потихоньку перемещается к побережью. Ну а на новогодние праздники приходится пик пляжного отдыха.
В погожие осенние деньки весь Сидней бежит, то есть занимается спортом. Утром, днем и особенно вечером набережные города просто запружены разновозрастными людьми, наматывающими километры и сбрасывающими килограммы. Говорят, у офисных служащих заведено приезжать на работу на велосипеде: экономят на парковках и бензине, вдобавок получают в свое распоряжение душ и шкафчик для сменной одежды.
Столица Австралийского Союза Канберра после приморского бархатного Сиднея огорчила настоящей осенней погодой. Надо же, всего 300 км к центру континента – и вот они, студеные ночи и пожелтевшая листва. Просторная застройка, официальные здания в английском стиле, разветвленная дорожная сеть. А может, мы ее просто толком не увидели, почти сразу умчавшись подальше от цивилизации?

04-australia-zr08-13

 Урок на природе. Даже в черте города чистота пляжей потрясающая, установлены заграждения от акул. На самом деле австралийцы не принимают последних всерьез – много в округе диких пляжей.

Вот Мельбурн запомнился – и не только заглючившей в самый неподходящий момент навигацией. Он озадачил многоуровневыми развязками, офисным хай-теком, дыхнул ледяным ветерком (местные говорят, что за день здесь можно прожить все времена года), а потом порадовал почти отечественным субботним загулом. Национальный праздник? Другое важное событие? Всё оказалось проще: жители столицы штата Виктория любят попеть, потанцевать, пообщаться, особенно в выходные, и подшофе разбрестись по домам за полночь.

Гонка!

Журналистские гонки на «Мазда MX-5», ради которых, собственно, и летел в Австралию, начинались банально. Поначалу даже закралась крамольная мысль: стоило ли лететь более 20 000 км, чтобы крутить «фигурки»? Причем в шлемах, комбинезонах да еще с правым рулем, пусть и на знакомых «эм-икс-пятых». Тараканьи бега, да и только! Даже машины запротестовали – закусывало руль при быстром вращении. К счастью, ситуация вскоре начала исправляться: вот мы уже соревнуемся в «подъеме на холм» – на деле пишем повороты на компактной асфальтовой трассе, проложенной по окрестным горкам. Наконец-то в глазах заблестел настоящий азарт. Да и родстеры оказались в более-менее боевых условиях: эти серпантины местами очень коварные. И хотя наши результаты на фоне достижений соперников оставляли желать лучшего, появилось главное – чувство контроля над непривычным, прежде всего по посадке, автомобилем.
Финал! Состязания на семи километрах извилистой каменистой гравийки, проложенной в почти прибалтийском сосновом лесу. Оказывается, это реальный спецучасток чемпионата Австралии по ралли. Щебенка из-под колес, пыль столбом, на спидометре за сотню. Уворачиваюсь буквально от всего – от колдобин, которые здесь в изобилии, крупных камней, скользких обочин; иногда ошибаюсь передачей. «Пятерка» держится изо всех сил, позволяя сохранять контроль, но мне откровенно жаль ее стандартные шины и самые обычные подвески, лязгающие на неровностях. Из раллийного оборудования – спортивное сиденье, четырехточечные ремни, дуга за спиной. Ну и отключенные система стабилизации и антиблокировочная. Но все это уже не важно, главное – началась настоящая гонка! Пускай с самим собой, на не очень подготовленной для этого машине, но ведь здорово чувствовать, как она слушается руля, позволяет до сантиметров рассчитывать траекторию. И не беда, что есть ошибки, а кто-то быстрее тебя, – ради этого леса, пыли и скорости стоило лететь за тридевять земель.

[%GALLERY%]