В предпоследний день мая случилось неслыханное: России удалось стать крупнейшим акционером компании «Опель».

После чрезвычайно напряженных переговоров на самом высоком уровне (решающую роль сыграла канцлер ФРГ Ангела Меркель) из четырех претендентов на «молнию в круге» – ими были «Магна», ФИАТ, китайская фирма SAIC и некий инвестиционный фонд «Рипплвуд» – на дистанции остался лишь первый. Все прочие отступились после того, как руководство «Джи-Эм» неожиданно взвинтило цену своего согласия до 350 млн. евро. В конечном итоге доли в акционерном капитале «Опеля» (его в пожарном порядке выделили из «джи-эмовского») распределились так: 35% остались у «Дженерал моторс», столько же приобрел Сбербанк РФ, еще 20% – компания «Магна» и, наконец, 10% оставили трудовому коллективу «Опеля».

У нас нет данных, сколько заплатил Сбербанк, а вот «Магна» отдала около 500 млн. евро, так что считайте сами. Что же отпугнуло остальных участников тендера? Быть может, важнейшее условие сделки – не закрывать заводы фирмы в Германии (а они есть еще в Польше, Испании, Бельгии и Великобритании). Чтобы приносить прибыль новым хозяевам, необходимо куда-то пристроить миллионы авто, причем быстро. Тут и пошли разговоры, что теперь, дескать, на ГАЗе наладят сборку 180 тыс. «опелей» в год (вместо «сайберов»), что долю этой марки на российском рынке доведут аж до 20% с нынешних 3%… Допустим, линия сборки с таким объемом справится (на переналадку уйдет от шести до девяти месяцев), но готов ли рынок? Еще одна интересная деталь: руководить «Опелем» будет не Сбербанк, не «Джи-Эм» и тем более не ГАЗ, а… «Магна», у которой всего пятая часть акций, даже без блокирующего пакета.

Странно лишь на первый взгляд: в производстве автомобилей фирма тоже знает толк, выпуская «Мерседес» G-класса, БМВ-Х3 и ряд других моделей. «Магна» (лат. magna – большая) не только третий в мире поставщик автокомплектующих; на ее 240 (!) предприятиях трудится 74 400 человек, обеспечивая оборот в 17,32 млрд. евро и чистую прибыль в 51,87 млн. евро. Руководит компанией ее основатель Фрэнк Штронах, приехавший из Старого Света в Канаду в 1954 году с 200 долларами в кармане и паспортом на имя Франца Штрозака. Интригующим в этой сделке века остается вопрос: что имел в виду глава Сбербанка России Герман Греф, заявляя, что российский автопром получит доступ к самым современным технологиям? Ясного ответа пока нет…