Музыка оппозитного двигателя «Порше» никого не оставит равнодушным. Звуки прекрасного из «Бокстера» извлекал Николай Захаренков, ноты в фото превращал Сергей Торгалов.

Вы никогда не задумывались, что могло бы сделать с гениями прошлого наше настоящее? Не помяло бы жерновами времени тонко чувствовавшие души? Довольствовался бы, скажем, Галилей должностью старшего научного сотрудника NASA – со служебным «Приусом» и гарантированной пенсией? Согласился бы Леонардо возводить многоуровневый маркетинг на чудо-мясорубках, уникальных соковыжималках и мгновенном суперклее? Наладил бы, наконец, Страдивари выпуск барабанов?
Думаю, непременно – чтобы иметь возможность продолжать трудиться над скрипками. Реалии XXI века заставляют людей, делающих машины, если не выдумывать новые «инструменты» (что тоже имеет место быть), то хотя бы предлагать больше уже известных. Широкая публика это ценит, и с готовностью позвякивает золотыми дукатами в такт исполняемой производителем многоголосой симфонии.
Вот и в духовом оркестре «Порше» как-то по случаю возник контрабас «Кайен». Появилась и ударная установка – «Панамера», ныне ударными же темпами покоряющая Европу в своей дизельной ипостаси. Есть обозначенная Адольфом Саксом «система духовых инструментов, называемых саксофонами» – 911-тые. А «Бокстер» я бы сравнил со скрипкой. Та же звенящая тонкость и чистота реакций, только нет грусти, свойственной музыке скрипачей из старорежимных одесских кабаков.

Свидетельство о рождении

Автомобиль, получивший синтетическое имя от слияния слов «боксер» (оппозитный двигатель) и «родстер» (тип кузова), своим рождением обязан Винделину Видекингу, реформатору и озорнику. Он рулил компанией «Порше» 17 лет, и вынужденно покинул ее в шаге от воплощения «идеи фикс»: поглощения самого «Фольксвагена»! И это он в начале 90-ых догадался, что не у всех поклонников бренда пухлые кошельки трещат по швам. К тому же Видекинг знал историю: в середине 50-ых Макс Хофман, продававший «Порше» американцам, на примере «356 Спидстер» доказал, что недорогой открытый всем ветрам автомобиль может быть успешным. Как построить такой? На помощь пришла унификация производства: «Бокстер» получил крылья, капот и видоизмененный двигатель от 911-го.
А летом нынешнего года самый доступный «Порше» (в Украине – от 58,1 тыс. Евро) вместе с родственным «Кайманом» достиг тиража в 300 тыс. экземпляров. Причину нужно искать не только в цене. Годом ранее оба «брата» вышли в финал конкурса «Спортивный автомобиль 2010». И хотя победил в нем «Ауди R8 V10», звание финалиста в состязании лучших спорткаров планеты дается вовсе не за красивые каплеобразные «глаза».

Я вас прошу…

Несмотря на цену, «Бокстер» – истинный «Порше», с тщательно культивированным фирменным характером. Намереваясь шустро повернуть на перекрестке, можно ощутить, как задняя часть родстера норовит обогнать переднюю. Особенно, если ранее здесь же повернула поливочная машина. Вы не собирались дрифтовать? Разумеется, но этот автомобиль решил, что поворот удастся пройти по меньшему радиусу и, как бойцовский пес, без приказа рванул в бой.
Однако винить в этом «Бокстер» – все одно, что укорять выстреливший мимо цели пистолет. Просто автомобиль настаивает на трепетном отношении к педали газа. Усилие на ней, обычно обозначающее команду неспешно тронуться с места, «Бокстер» понимает как требование уйти в галоп. Этот шустряк вообще очень самолюбив и убедителен. Моментально выставляет прочие легковушки неповоротливыми сонными грузовиками, а себя – образцом послушания. И намекает: учитесь играть на скрипках!
Ради этого не придется несколько лет бегать в школу с маленьким «Бокстером» в футляре подмышкой. Достаточно осознать его чувствительность, которая вовсе не ограничивается «огненной» педалью газа. Руль тоже понимает все буквально: поворот на несколько градусов, который на американских дредноутах даже не позволит выйти за пределы «нулевой зоны», здесь моментально сказывается на курсе.
Забудем про размашистые движения – и вместо раздражающего пиликанья услышим музыку. Конечно, надежность усвоения этого знания неплохо бы проверить где-нибудь на треке. Буквально два-три дня общения с инструктором (кстати, производитель предлагает такую платную услугу) дадут очень многое в случае с небезнадежными учениками.
В ином же случае в «Бокстере» есть защита от не слишком опытного пользователя. Она называется Porsche Stability Management (PSM), и с ней можно идти в разведку: мне так и не удалось понять, кто из нас быстрее «поймал» машину на том перекрестке – я или PSM. Можно и не идти, отключив систему стабилизации кнопкой. Но делать это стоит, окончив как минимум «консерваторию» – по классу дрифта. А курсы автомехаников дадут надежду хоть когда-нибудь пощупать двигатель этого автомобиля. Без заветного диплома и работы в дилерском центре «Порше» взгляду доступны лишь четыре технологических отверстия для заливки жизненно важных жидкостей (по два спереди и сзади – не иначе как для лучшей развесовки!).
На этом список требований, которые предъявляет к своему владельцу этот не по цене гордый автомобиль, по большому счету исчерпан. И можно смело переходить к его достоинствам.

Музыка звучит

«Бокстер» будто из них и состоит, если не пытаться представить его единственным семейным авто на все случаи жизни. Делать этого не следует: у него лишь два посадочных места, столько же багажных отделений (объемом 130 и 150 л) и единственное предназначение – быть автомобилем «для удовольствия». А уж в его раздаче «Бокстер» щедр невыразимо.
Удовольствие, разумеется, не терпит лимитов: ездить на этом «Порше» в штатных режимах и на дозволенных ПДД скоростях так же неинтересно, как возить на заднем сиденье задремавшего фокусника. Постоянно сверлит мысль, что поездка была бы веселей и динамичней, если бы иллюзионист доставал кроликов из шляпы или заранее предсказывал встречи с «гаишниками».
Поэтому побыстрее вырываемся за город и «будим» мотор. Дважды его просить не надо: каждая отметка на тахометре, пересекаемая стрелкой на пути к цифре «4» – как обратный отсчет. А после 4400 об/мин выходим на полку максимального крутящего момента, и «Бокстер» преображается. У него будто открывается второе дыхание, а к невообразимой музыке «выпуска» добавляется едва уловимая вибрация 2,9-литрового оппозитного двигателя, расположенного буквально за спиной седоков. Для чего хватает его 255 сил? Для всего, что может происходить на любых подходящих по качеству дорогах. Честных паспортных 5,8 секунд до «сотни» (а в «Порше» не принято завышать показатели) позволяют оставить позади почти всех, кроме БМВ М, «Ауди-RS» и особо разогретых «Эволюшенов» с «Эстиайками». Им «Бокстер» наверняка проиграет в драге, будет держаться на равных в поворотах, но однозначно оставит позади по глубине производимого на окружающих впечатления.
Речь не только о зеваках с неоконченным средним образованием, клюющих на ярко-синий цвет Aqua blue metallic и мягкую крышу. Любой художник отметит удивительную симметрию профиля относительно водительского кресла. Ее подтверждает и развесовка: 47% на переднюю ось и 53% – на заднюю. А любитель ретро, глядя на передние и задние крылья, увидит искусное прочтение мотивов «Порше 356 Спидстер».
Но вернемся к манерам «Бокстера». У него нет «хвоста-маятника», как у «911-Турбо» (60% веса назад). Наш «Порше» сам по себе – хитрая юла, с уменьшенным моментом инерции при вращении вокруг вертикальной оси. Такую легко «подкрутить», но так же просто прекратить начинающееся вращение. И все это – с чувством полного контроля над автомобилем и под аккомпанемент великолепного мотора: как эффектно и невероятно быстро «Бокстер» проходит поворот под дозированной тягой! На нем вообще можно поворачивать «газом» – тогда амплитуда движений рулем будет невелика, а его вращение с перехватом вообще потребуется редко.
Семиступенчатой трансмиссии PDK с двумя рядами передач создатели «Бокстер» не вживили спортивный режим, но подарили мануальный. Переключать передачи можно, либо толкая вперед-назад рычаг КПП, либо нажимая на кнопки, вмонтированные в спицы руля. Последний вариант не идеален: если держать руль так, как учат инструкторы «Порше», то есть хватом в положении «на 3 и на 9 часов» (а не «на 2 и на 10», как заставляют в автошколе), кнопки можно нажать случайно. Но случайностей в общении с «Порше» быть не должно. Поэтому либо заказываем опциональные «лепестки» (490 Евро), расположенные за рулем, либо управляемся рычагом. Есть и третий вариант: остаться в режиме «D», и он тоже неплох – «коробка» очень понятлива. На общих дорогах не пожалуешься на нехватку тяги в повороте.
Удивительно, но и существенного недостатка комфорта на этом спортивном по сути автомобиле почувствовать не удалось. Разумеется, ощущения далеки от тех, что испытываешь на машинах вроде «Линкольн-Навигатор». Вместо плавного усыпляющего покачивания – упругие толчки при проезде неровностей, совершено не раздражающие. Мы специально прокатили нескольких коллег в качестве пассажиров, и те были удивлены уровнем комфорта: оказалось, ожидали более «жесткого вагона». Разгадка – в исключительно энергоемкой подвеске (спереди и сзади тут – стойки МакФерсона), минимизирующей колебания кузова. Несмотря на клиренс всего в 127 мм, можно не опасаться «чиркнуть брюхом» при проезде «лежачих полицейских». Если, конечно, не брать препятствие с хода.
Время, проведенное с «Бокстер», пролетело мигом. Теперь мне придется снова адаптироваться к стандартным реакциям на акселератор, руль, тормоз… Кажется, это привыкание будет длиться вечно – ведь быстро привыкаешь только к хорошему.

{2}

{3}

{4}

{5}

{6}

{7}

{8}

{9}

{10}

{11}

{12}

{13}

{14}