Раз в году в Скалистых горах Колорадо собираются четверо ведущих игроков мирового рынка снегоходов – BRP Ski-Doo (Bombardier Recreational Products), Polaris, Yamaha, Artic Cat – на традиционную партию Snow Shoot. И открывают карты – демонстрируют новую технику. Вячеслав Субботин взрывал пушистый снег гусеницами сноумобилей коллекции 2010 года. Фото Сергея Кубанова, Red Sleds.

ЗА БЕЛЫМ СТОЛОМ

Лучшего места для этого не придумаешь. У подножия гор – многокилометровые поля: на них и максималку выжать не страшно, и в дрэг рвануть. Нужен крутой подъем? К вершине гряды (3600 м над уровнем моря) тянется 45-градусный километровый склон – белоснежная целина. А на макушке еще и многометровый козырек, надутый ветрами. Не страшно? Рви к вершине, пробивай и прыгай с него вниз!.. На реализацию всех возможностей рельефа и снегоходов у меня, признаться, не хватило духу. Да и мастерства. Довольствовался тем, что выжимал из техники максималку, глиссировал по целине и прыгал с горных уступов.

КОЛОДА BRP

Крутейший подбор карт – у BRP. Почти во всех классах (снегоходы спортивные, спортивно-туристические, туристические, горные и хозяйственные) компания провела – назовем по-автомобильному – мировые премьеры. На моделях Ski-Doo удалось расположить мотор в раме ниже прежнего. Низкий центр тяжести – высокая устойчивость. Разработчики сдвинули немного вперед рулевую колонку, по-иному сконструировали рулевой механизм – управлять стало удобнее, а усилие на руле на 20% меньше. В задней части трака «пятка» поднимается на 16 градусов против 11 на прошлогодних машинах – и выезжать задним ходом из сугробов стало куда легче.
В туристическо-спортивном разряде самостоятельная линейка снегоходов Renegade. Еще год назад в ней было всего четыре модели и тяготели они к спортивному классу, теперь же «отступников» семь, все с явно выраженной позицией Cross Country. Отличаются они друг от друга комплектациями, моторами (от 550 до 800 кубиков) и гусеницами, различающимися по длине и высоте зацепа. Венчает линейку Renegade Backcountry X с 800-кубовым 151-сильным двигателем. Я его опробовал – злющий аппарат.
В классе «туристов» – прошлогодние модели GTX, перелицованные и переименованные в Grand Touring. И впрямь роскошный снежный лимузин: подогрев сидений, регулируемая рулевая колонка, электропривод зеркал. Задняя подвеска пневматическая, тоже регулируемая. Можете представить плавность хода? Королевский 1200-кубовый 130-сильный двигатель, по заверению BRP, расходует всего 12 л на сотню. На таком можно отправиться в долгое романтическое путешествие, думаю, даже в минус двадцать. Я бы отважился. Девушке, севшей позади меня, было приятно. Но падать и застревать на нем не советую: роскошную навеску легко снести, а откопать из снега махину в 270 кг по силам лишь бригаде.
И у «колхозников» праздник: BRP выкатил абсолютно новый утилитарник Ski-Doo Tundra. Хорош работяга – и в лес за дровами на нем, и в райцентр быстренько сгонять. Новая рама (платформа REV-XU), унифицированная с иными моделями BRP, сделала «Тундру» весьма легким сноумобилем – чуть тяжелее 200 кг, а также хорошо управляемым. И, что для меня важно, посадка правильная. Еще достоинство – передняя телескопическая подвеска, похожая на автомобильную «Мак-Ферсон». Стойки опираются непосредственно на лыжи, в подвеске нет рычагов, благодаря чему проходимость машины возросла существенно. Даже если лыжи провалятся в глубокий снег, «Тундра» заскользит плоским днищем корпуса и пройдет там, где другим придется искать объезд. С новыми «телескопами» лыжи «Тундры» поворачиваются на гораздо больший угол (почти 40о), чем прежде, так что, лавируя, и в чаще развернешься. Собственно, во время теста так и случилось. Но чтобы ездить на подобной штуковине, нужен навык. Валкий аппарат: чуть переберешь скорости или неверно вывесишься – завалится. А вот гонять на нем ни к чему, да и 550-кубовый 57-сильный мотор к лихачеству не располагает.
К категории «колхозников»-утилитарников отнесу и снегоходы Ski-Doo Expedition. У них тоже пополнение – машина со 130-сильным мотором объемом 1200 см³. Но в исполнении SE – с лебедкой, укрепленным передним бампером, фаркопом, 75-литровым боксом, подогревом всего и вся – ее следует отнести к разряду «туристов» и продавать под девизом «Кто хорошо работает, тот красиво отдыхает!».
Теперь о самых притягательных для меня снегоходах – спортивных, серии MX Z. Порадую отчаянных парней: эту серию вновь собирают на усиленной раме (REV-XP RS), у машин мощные регулируемые амортизаторы (KYB Pro 40). Подняли энергоемкость задней подвески, а в заднюю часть гусеницы добавили еще пару колес. В прыжках трак проживет дольше. Самые боевые машины – MX Z XR-S с 600- и 800-кубовыми моторами Rotax мощностью 115 и 151 л.с. соответственно. На базе MX Z с удлиненными гусеницей и рамой делают специальные горные снегоходы Summit. Выделяется в их ряду X-RS Hillclimb. Легкий (205 кг) и мощный (151 л.с.), он порой провоцирует на необдуманные поступки. Я поддался – и однажды перебрал… Подробнее об этом в главе «Едва не проиграл…».

КОЗЫРИ «ЯМАХИ» И «ПОЛАРИСА»

У «Ямахи» на руках мелких козырей почти нет, зато припасен козырной туз – горная модель FX Nytro MTX 162. Производитель утверждает, что она самая быстрая среди себе подобных: до 142 км/ч! Так быстро я не разогнался, но был близок к максималке – выжал 137. Новая геометрия подвески, хорошо подобранные пружины и амортизаторы, измененные платформа и развесовка придали снегоходу превосходную управляемость. Преды­дущие модели были похожи скорее на машины для дрэга, которым руль нужен только для того, чтобы было на что опереться.
У «Полариса» главная новинка – необычный по конструкции Polaris Rush. Настоящий кроссовый мотоцикл, только с лыжами и гусеницей! Пространственная трубчатая рама – весьма дерзкое решение на фоне привычных туннельных конструкций из плоских панелей. Вес с такой фермой особенно не сбросить, а вот в жесткости на изгиб и кручение этот снегоход даст другим сто очков вперед. Задний одиночный регулируемый амортизатор с пружиной недвусмысленно указывает на его назначение – эндуро. В этом качестве я и пробовал Rush. Без пробоев подвески и лишних подскоков уверенно перелетал с кочки на кочку на довольно высокой скорости даже при средней настройке подвесок. Более жесткие характеристики нужны профессиональным спортсменам, чей полет длится не 5–8 метров, как у меня, а далеко за десять.
Большая игра Snow Shoot-2010 сделана, а банк сорвали все мы, любители снегоходов: каждый найдет машину по себе и получит наслаждение от управления этим замечательным изобретением – сноумобилем.

ЕДВА НЕ ПРОИГРАЛ…

Шел второй день испытаний. Протестировав несколько моделей Роlaris и Yamaha, я уже вкатился в трассу. Пересел на машины BRP. Выжал максимум из Tundra и Grand Touriung, на сладкое оставил тот самый Summit X-RS Hillclimb с атомным реактором под капотом в виде 800R PowerTEC… Наша группа тронулась в горы, карабкаясь к вершинам гряды. Продвигаться в цепочке, в которой впереди не столь мощные, как у тебя, аппараты, – дело утомительное. Я отрывался вперед, потом подолгу ждал отставших. Лес кончился, дальше – скалы. Вот где, думаю, повеселимся! Но парни устроились на привал – решили сфотографироваться. Вполне понимал их: необъятные снежные поля, искрящийся снег, тепло, безветренно… Но не удержался – прочь от команды! И, открыв ручку газа, погнал. Не для того мы лезли сюда больше часа, чтобы только созерцать!
Прикинул: есть минут тридцать-сорок свободного полета. До сотни Summit добрался секунды за три. Через десяток секунд оглянулся – и уже едва различал силуэты мною покинутых. Сказать, что я катался, мало – летал! На каждом трамплине выпрыгивал так далеко, насколько позволял разгон. Любой подъем брал играючи, выбор степени крутизны склонов для атаки ограничивала лишь моя решимость, но никак не потенциал Х-RS: его возможности куда выше моих. Он словно подначивал: «Давай, парень! Я могу, значит, и ты должен». Я повелся… и крепко просчитался.
Впереди крутой подъем метров двести, в конце небольшой трамплин и ровная площадка, за ней снова подъем. Если взобраться на нее, до вершины будет рукой подать. А там – победа и пьедестал! Встал на подножки, подал тело вперед, как на кроссовом мотоцикле, и рванул. Полсотни метров, сто… Отлично держит курс Summit: не рыскает, не заваливается, идет как по струнке. Уже и перегиб близок. Вижу, трамплин-то крутоват для меня. Мелькнуло: вылет будет вертикальным. А каким – приземление?..
Испугался, когда был уже в апогее взлета. Но повезло: снегоход еще пронесся по горизонтали – больше того, перелетел даже площадку, на которой я рассчитывал приземлиться, и впечатался в следующий изгиб. Я опоздал снова открыть дроссель: аппарат потерял ход и тут же по уши зарылся. Поначалу обрадовался: цел! Вот, думаю, по-быстрому откопаю машину и выдерну гусеницу на поверхность. Не тут-то было! Гусеница пробила ледяную корку, а под ней легкий, пушистый снег. На него если сам наступишь – с головой уйдешь, а траку зацепиться вообще невозможно. Морда байка тоже зарылась, словно якорь. У меня, как у настоящего «чайника», с собой ни лопаты, ни веревки, ни рации, телефон молчит, как партизан на допросе… Начал грести снег руками, два раза дернул задок – и спекся: в глазах круги, задыхаюсь и почти теряю сознание. Горы пижонов не любят! Вдобавок убедился, что наверху погода может измениться в шесть секунд. Задул ветер, солнце заволокло, посыпал жесткий мелкий снег, и враз стало холодно – на мне-то всего футболка да легкая куртка. Зачем утепляться, если внизу почти весна?.. Тут перепугался уже не на шутку. Пешком до своих не добраться, найти меня сложно – метель мигом укроет следы снегохода. С вертолета в плохую погоду не увидят… Да и вылетят ли? Может, додумаются сразу прочесывать местность на снегоходах? А то ведь околею.
Слава богу, хватило выдержки не запаниковать. «Ты цел-невредим? Копай! До площадки, куда нужно спустить снегоход, всего-то метров шесть-семь. Будешь работать – не замерзнешь». Примерно через полчаса я услышал рокот мотора. Выглянул – один из наших: медленно едет, стоит на подножках, крутит головой. Вот оно, спасение! Заорал что есть мочи, попытался выскочить, бежать навстречу, но снег гасил голос да и мотор его заглушал, а пока я скользил-выкарабкивался, дорогой мой следопыт уже повернул и унесся прочь.
Отчаяние, хоть плачь. Понадобилось еще минут, наверное, сорок, чтобы выдернуть гусеницу на поверхность. Потом пустил мотор, включил реверс и, не дыша, попробовал стронуть машину. Чудо, но она, не закапывась, поехала! Дальше дело техники: развернулся – и вниз. Сердце молотит так, что эхо идет по горам. Теперь самое важное – не дать ему выпрыгнуть из груди…
– Где пропадал?
– Изучал аппарат – в нем знаешь, сколько всего…
– И как тебе Summit?
– Класс! Только найдется ли пилот ему под стать…

{10}

{11}

{12}

{13}

{14}

{15}

{16}

{17}

{18}

{19}

{20}