Когда нам пришла идея оценить штатный звук аудиосистем премиум-класса, возник вопрос о критерии: децибелы или ватты, количество динамиков или цена? Михаил Гзовский выбрал иной путь – позвонил звезде современного джаза
Игорю Бутману. Фото Александра Батыру.

В то утро центр столицы, как назло, охватил автомобильный коллапс: я должен был заехать за Игорем Михайловичем к девяти утра и, к своему стыду, уже опаздывал на добрую четверть часа! На другом конце «провода» спокойный голос произнес: «Ничего страшного, не торопитесь. Главное – ехать аккуратно». С этого момента день пошел совсем иначе – на джазовой волне…
Игорь сел на заднее сиденье одного из четырех седанов, которые нам предстояло «отслушать», и мы стартовали. Один из любимых дисков музыканта, которые он захватил по нашей просьбе, тут же пошел в дело. Салон окутал ностальгический мотив Пэта Метини.
Джазмен, оказалось, абсолютно в теме: «Это у нас «Лексус»? Значит, «Марк Левинсон», который будет звучать довольно жестко». Музыкант моментально освоился с управлением мультимедиа седана LS 600h и почувствовал себя в меню настроек так же уверенно, как на сцене. Первым делом Игорь убрал задранные частоты на эквалайзере: «Хочу понять необработанный звук. Для меня важнее всего читаемость и прозрачность воспроизведения».
– А кто ваш самый любимый музыкант? – интересуюсь я.
– Нет, одного назвать не возьмусь, это невозможно. Мне нравится и Бенни Гудман, и Майкл Брекер, и Майлс Дэвис. Кстати, давайте что-нибудь еще послушаем.
В слот чейнджера уплыл диск Майлса Дэвиса. Когда мы почти подъ­ехали к месту съемки, саксофонист решил сменить исполнителя. Я, сосредоточенный на дороге, был готов услышать очередное мягкое вступление кого-нибудь из корифеев джаза, и тут… Тара-да-да, тара-да-да-да! Deep Purple с песней Burn грохнули так неожиданно, что я чуть не заправил «Лексус» в столб! Бутман даже не обратил на это внимания: закрыв глаза, он уже «играл» на воображаемой гитаре. Прямо как мальчишка-школьник! Отгремел финальный аккорд, и музыкант довольно крякнул.
– Похоже, вы и с гитарой в ладах?
– Лет в пятнадцать, когда учился на кларнете, тогда же на гитаре музицировал. Это меня и склонило в сторону рока, а там и джаза. Слушал сначала советские ВИА, потом пошло-поехало: Deep Purple, Led Zeppelin, Uriah Heep…
– И по-прежнему любите сделать погромче?
– Вообще, если еду не один, я не очень люблю музыку в машине. Громко не поставишь, а тихо – и не поймешь, что там звучит, независимо от стиля. Ну а когда один, да, выкручиваю почти на полную катушку.
– Каких возможностей мультимедиа в машине вам не хватает?
– Сейчас есть все, что нужно: и сообщения о пробках, и телевидение, и телефон, и Интернет. Нам предлагают все больше времени проводить в автомобиле, а это, вообще-то, не очень полезно – сидячий образ жизни.
– Как музыкант, вы должно быть, очень требовательны к качеству звука?
– Я не делаю из звука культа. Использую любую возможность чтобы впитать что-то новое в музыкальном плане, узнать имена, альбомы. Дома у меня хорошая «акустика», но в самолете подойдет и «Айпод». Конечно, джазовый или симфонический оркестр не должен звучать электронно, но содержание все равно гораздо важнее. Когда я пишу очередную пластинку, мне просто необходимо оценить ее на самой разной аппаратуре. Чтобы знать, как она зазвучит не только в хорошей, но и в не очень хорошей машине. Даже – моно! В студиях для этого есть специальные динамики, которые имитируют старый телевизор. Так что я не избалован. Помню, как радовался первым советским автомагнитолам с кассетами. Конечно, даже недорогие современные системы звучат на их фоне просто отлично!
– Кстати, о первом автомобиле и о самом любимом…
– Любимая машина пока «Мерседес» S-класса, на котором сейчас езжу. Хотя есть что вспомнить. Много времени провел за рулем «Тойоты-Старлет» в Америке, в 1987 году. По сути, она и стала моим первым личным авто. А потом много чего было: «Додж-Лансер», «Форд-Тандербёрд», «Шевроле-Кавалер», «Форд-Проуб». Конечно, никогда не забуду и отцовский горбатый «Запорожец».
День пролетел мгновенно. Увы, звезды не знают лишнего времени. Фотограф выставил машины и попросил Игоря позировать для финального кадра. Музыкант достал саксофон «Селмер» 1950-х годов, с которого за полвека почти сошло серебро, и не стал ничего изображать, а просто заиграл! На импровизацию останавливались прохожие, люди выглядывали с балконов. Все разом стало на свои места: вот он, тот звук, который пока не в состоянии воспроизвести самые лучшие динамики и усилители. И вряд ли когда-нибудь смогут.
Игорь Бутман: «Хочу пожелать тем читателям «За рулем», кто проводит много времени в дороге, в первую очередь побольше классной музыки, побольше джаза! Доброго всем настроения за рулем с хорошей музыкой!».

ИГОРЬ БУТМАН ОЦЕНИВАЕТ ЗВУЧАНИЕ АУДИОСИСТЕМ

Редакция благодарит Игоря Бутмана и от всей души поздравляет с 50-летием. Мы вас слушаем, Игорь Михайлович!

Если говорить о начальном, необработанном звуке, когда частоты выведены в ноль, то мне понравился «Лексус», хотя он и чуть резковат на роке. Хорош и БМВ, однако здесь другая эстетика звука; он чуть мягче, но точность тембра и разборчивость тоже на высоте. Обоим по твердой пятерке по пятибалльной шкале! «Ягуар» будто сделан для любителей дискотек: очень много низких частот, хотя звук в общем чистый, с хорошей динамикой. Четыре балла с плюсом или пять с минусом. «Мерседес» звучит тепло, но слегка безвольно. Звук мягкий, но какой-то матовый, звуковая картина немного размыта. Четыре балла. Хотя у меня тоже «Мерседес», я не считаю аудиосистему его сильной стороной.

Для оценки звучания использованы следующие диски: Joe Lovano – 52nd Street Themes; Pat Metheny – Оfframp; Deep Purple – Burn; Branford Marsalis – Creation; Miles Davis – Seven Steps To Heaven; Igor Butman Big Band – The Eternal Triangle.