Три автомобиля, шесть человек, дистанция почти 5500 километров. На семидесятой широте, в самой северной точке Европы на мысе Нордкап, невзирая на страхи и предубеждения, побывали Сергей Клочков, Александр Крапивин, Кирилл Милешкин и Андрей Кочетов. Летопись поездки вели Сергей Воскресенский и Георгий Садков (фото).

Машины, они ведь как люди – показывают свой характер. Только не могут заявить: «Не хочу ехать с вами, потому что в дороге придется тяжело». Когда за сутки до старта в полностью исправном «Авео» загорелась лампа давления масла, возникшую на мгновение досаду вскоре сменила благодарность. Как бы мы вычислили и поменяли вышедший из строя датчик (массовый дефект первых партий «Шевроле»), случись отказ посреди чистого снежного поля? Далеко ведь не уедешь – датчик теряет герметичность, масло льется ручьем. А для замены пришлось даже снять компрессор кондиционера.
Этот случай подлил масла в огонь сомнений. Куда собрались? Зачем? В это время там полярная ночь, а подробная карта Королевства Норвегия нашлась лишь в видавшем виды атласе «Мишлен». К тому же никто не может с уверенностью сказать, удастся ли проехать на Нордкап зимой. Интернет пестрит информацией, что с ноября дорогу на мыс вообще закрывают. Но туристов вроде на чем-то возят. Значит, и мы прорвемся!
В отличие от «Авео» обе «лады» – «Гранта» и «Ларгус» – встретили отъезд буднично. Пусковые испытания в морозильной камере у троицы позади (см. далее), результаты разные, но двигатели низкими температурами проверены. Пока за кадром отопление, вентиляция и прочие особенности зимней эксплуатации. Зимние шины подобрали одной модели, так будет правильнее для сравнения и интересней. Вперед, навстречу неизвестности!

Погоде вопреки

Дороги, дороги… Почему в нашей стране их все время норовят чем-то полить? Мороз под двадцать, снегопада не было несколько дней, а на ветровое стекло летит липкая серо-коричневая масса, которую дворники размазывают, не смывая: незамерзайка, увы, стынет. И ведь все равно под колесами скользко!

04-nordkapp_zr-03-13

 Мурманск встретил в ночи яркими огнями неона… А проводил утренними сумерками и гирляндами стоящих в бухте кораблей.

А пересечешь границу, и перед глазами выглаженные скребками дорожников лед и снег. Что в Финляндии, что в Норвегии. Покрытие чистейшее – без единой капельки химии, лишь в самых сложных местах посыпано каменной крошкой. Шипованные шины эффективно цепляются за это покрытие, по ощущениям – как за гравий.
Через Вытегру и Пудож въезжаем в Медвежьегорск – место первого ночлега. Дорожки здесь местами прыгучие, лихие, но зато свободные от фур. За Вологдой монотонное движение прервали гаишники, выписавшие экипажу головной машины штраф за превышение скорости на 11 км/ч. Улыбчивые, но строгие ребята формально правы. Наверное, выполняют план.
Федеральная трасса «Кола» поначалу радует недавно отремонтированным асфальтом и живописными пейзажами. Средняя скорость приближается к 90 км/ч. Увы, так идем недолго. За Беломорском встречаются такие ямы и хляби, что пощады просят все без исключения подвески. Карелия…
Кольский полуостров. В ранних сумерках нас встречает пар над рекой, несущейся бурным горячим потоком со стороны могучей АЭС и строгий дядька с «калашниковым», попросивший протереть заляпанные номера. Вместе с ночной чернотой под Мурманском из-за сопок налетели такие ветер и поземка, что пришлось резко снизить темп – дорогу в свете фар почти не видно. Одно радует: морозы, преследовавшие нас в первой части маршрута, наконец отступают, за бортом всего минус семь.
«Учти, «Ларгус» долго прогревается, огромный салон все-таки», – напутствовал его хозяин. Когда на улице мороз под двадцать, приходится экспериментировать с распределением потоков тепла. Поначалу стекла потеют и обмерзают. Но даже когда салон согрет, климат в «Ларгусе» неидеален: голове жарко, а ногам не помешала бы дополнительная порция тепла.
Водителя «Гранты» печка вполне устраивает, задних пассажиров тоже. Послойное распределение здесь явно лучше, чем в «Ларгусе». Вот только переднему пассажиру несладко: откуда-то из-под бардачка ему в ноги дует ледяная струя, не спасают даже шерстяные носки и любимые ботинки с «Гортексом». Там явно где-то дырка! Пришлось сооружать для ног защиту из ковриков. Не могут в Тольятти сделать машину без ложки дегтя.
«Авео» радует эффективной печкой для нашего климата, хорошим распределением потоков – желаемая прохлада в голове сочетается с теплом в ногах. Эталон? Не тут-то было! Экипаж «Шевроле» борется с запотеванием всех стекол. Но тщетно: «Авео» так и проехал большую часть маршрута с затянутыми мутной пеленой окнами, задним и боковыми.

12-nordkapp_zr-03-13

 До мыса еще около 13 км.

В общем, если бы не дырка, климатическую войну могла выиграть «Гранта», в нашем же конкретном случае предпочтительнее оказался «Шевроле».

Координаты 71º10’21»

В пограничной зоне встречает необычайно вежливый солдатик с проверкой документов: «До перехода, пожалуйста, нигде не останавливайтесь и соблюдайте правила дорожного движения». А как их нарушишь, когда дорога столь замысловато петляет вокруг водных гладей? За границу в это время года никому особо не надо, и минут через двадцать в свете фар уже красуется табличка «Королевство Норвегия». Навигатор настойчиво пытается увести нас вглубь материка, к финскому городку Ивало. Не поддавайтесь его уговорам, ведь даже в темноте на остров Магерё гораздо интереснее следовать «верхней» (98-й) дорогой, живописно вьющейся по сопкам вдоль фиордов.
Хотя все это выглядит авантюрно – темнота, лед, поземка и почти полное безлюдье. Лишь бесконечная череда сверкающих катафотов по обочинам да разряженные, как новогодние елки, открытые шлагбаумы, перемежаемые свинцовыми в темноте заливами и редкими рыбацкими городишками. А в рациях словно молитва после очередного открытого участка: «А если следующий шлагбаум вдруг закрыт?». Пробьемся! Тем более что за городком Лакселв заканчивается метель и начинаются снимающие усталость указатели на Нордкап.
Туннели – отдельная история. Среди них есть настоящие уникумы. Например, попалась «нора» длиной 6870 м, прорытая на глубине 212 м под дном пролива. Въезд в туннель тоже как мистика. Подъезжаешь к закрытым воротам – и вдруг створки, дрогнув, сами начинают открываться, а красный глаз светофора сменяется зеленым. Надо же!

33-nordkapp_zr-03-13

 Дорога, змеей извива­ющаяся в скалах, заставляет сердце замереть от восторга.

Сквозь испарину стекол (в туннеле +4…+6 ºС) в самой глубине туннеля мелькает фигура – невесть откуда велосипедист навстречу. Чудеса!
Еще одно напутствие от хозяина «Ларгуса» касалось восприимчивости машины к боковому ветру: мол, парусность большая. На деле проблема оказалась преувеличенной. Зато возникла другая – аэродинамический шум. Завывание ветра в релингах слышно даже на стоянке.
«Ларгус» вообще оказался «музыкальным». Внутри он напоминает гитарную деку: объемный кузов в движении старательно усиливает звуки. Вот начался шероховатый асфальт, и он загудел, как туба, швы и стыки ударили литаврами, а потом заголосил двигатель, обороты которого подбираются к 4000. А ведь всего-то 110 км/ч. Мешает? Да. Однако «Ларгусу» многое прощаешь за надежное поведение на дороге, особенно на льду. Не сбросишь со счетов и плотные подвески, добротные как на плохих, так и на хороших дорогах. Словом, нам он понравился, правильный автомобиль. Правда, остро не хватает шестой передачи в коробке. Ну и сиденья поставить бы более комфортные, с лучшей фиксацией тела. У нынешних подушка и спинка коротковаты.
«Авео». В целом у него хорошая эргономика, за исключением безумно яркой в полярной ночи комбинации приборов – ей отдельный жирный минус. Еще один – слабым короткоходным подвескам. Они комфортны, но явно рассчитаны на ровный асфальт. В остальном всё очень неплохо. Прикоснулся к педали тормоза – мгновенная реакция. Повернул руль – даже на льду получил точный ответ. Правда, иногда «Авео» даже напрягал своими быстрыми реакциями. Зато ничто не тревожит слух. Да и рука, в отличие от того же «Ларгуса», не ищет дополнительную, шестую передачу.
«Лада-Гранта» своеобразна. В ней, например, сидеть даже удобнее, чем в «Ларгусе», и комбинация приборов хоть и проще, но нагляднее. Сиденья, невзирая на более выраженную боковую поддержку, ненамного лучше ларгусовских – через пару часов езды спина так же ноет. Да и рычагом коробки словно мешаешь жиденький суп в огромной кастрюле (надеюсь, тросовый привод изменит ощущение). Но мотор тянет неплохо, бойко реагируя на педаль газа. Плотные подвески примерно справляются со своими обязанностями, хотя временами все же постукивают при отбое. Даже дорогу до поры до времени «Гранта» держит прилично.

 40-nordkapp_zr-03-13

Странности начинаются с дубовых тормозов. Пересев с любой иномарки, пытаешься привычно управлять процессом, нежно прикасаясь к педали. А ее, оказывается, надо вначале хорошо продавить. Потом замечаешь, что «Гранта» вдруг вильнула на скользкой дороге разок, другой. Причем не на десяток сантиметров, что допустимо, а на метр-полтора. Что не так? Не вовремя нажатая педаль газа и вызванная ею пробуксовка колес? Неоднородное покрытие? А как «Гранта» реагирует на порывы бокового ветра! «Ларгусу» с его парусностью до нее далеко – машина начинает гулять едва не по всей ширине дороги. Причем сбросил скорость до 70 км/ч – вроде все нормально, а поднял темп – только успевай подруливать.

Навстречу солнцу

Суровые, величественные скалы, тяжелая, маслянистая гладь Баренцева моря… Вот он, край земли! Точнее, самая северная точка Европы. Нам еще повезло: ветер в эти дни не свирепствовал, лишь норовил свалить со штатива фотокамеру, а, говорят, когда задует по-настоящему, летают даже люди! Но нам пора домой. Чем дальше отъезжаем от моря, тем больше солнечного света пробивается из-за облаков. Меняется природа: появляются елки, снег становится мягким и пушистым, и вот уже за каждым из автомобилей возникает плотная пелена – приходится растягивать колонну. Впереди финский город Рованиеми, затем Йювяскюля, а там и Россия не за горами. Опять холодает. И тут хочется посетовать на недостаток информации о «полете».

В «Авео» нет маршрутного компьютера, зато перед глазами показания забортной температуры. В «Гранте» и «Ларгусе» наоборот: маршрутный компьютер отображает расход, а вот без градусника скучно. Так и общаемся:
– «Авео»! Сколько там за бортом?
– Минус семнадцать.
– А какой расход топлива?
– В «Ларгусе» восемь с половиной…
Знаете, какой самый характерный признак близости к русской границе зимой? Навстречу начинают попадаться грязные, серо-коричневые машины с нечитаемыми номерами. Всё возвращается на круги своя. Пора подводить итоги.

К холоду готовы?

Хорошо машинам в Финляндии! Стоит себе автомобиль зимой на улице, а из-под капота свисает провод, подведенный к специальной коробочке на стоянке. Пришел хозяин – мотор теплый, с пуском проблем никаких. У нас все иначе, поэтому задолго до старта вся троица, заправленная низкотемпературным маслом (0W-40), отправилась в морозильную камеру НТЦ «Цельсий-Проф». Минус 27, затем 30, 32 и даже (будь что будет!) 34.

47-nordkapp_zr-03-13

«Лада-Гранта». Первые две контрольные точки (–27 и –30 ºС) пройдены «Грантой» неидеально, но без раннего пессимизма. Оба раза легкий пуск на второй секунде работы стартера, затем, когда двигатель подхватил, последовало падение оборотов и остановка мотора. Вторая попытка – целых пять секунд работы стартера и только потом уверенный, без запинки, пуск. Замороженная до –32º «Гранта» заводиться отказалась. На четвертой-пятой попытке (хвала мощному и терпеливому аккумулятору) появились вспышки в цилиндрах, но ими все и закончилось, причем надолго. Даже в тепле (+3…+5 ºС) автомобиль продолжал чихать то одним, то двумя цилиндрами. После неудачных попыток его оживить пришлось выкручивать свечи для продувки и сушки. Одна радость: заменять их на восьмиклапанном моторе легко.
«Шевроле-Авео». Температура –27 ºС ощущалась лишь по вою замерзших привод­ных ремней и жесткой работе двигателя. А так – уверенный пуск на третьей-четвертой секунде. При –30º ситуация почти не изменилась, лишь первый проворот коленвала дался стартеру с некоторым трудом, а потом пошло-поехало и двигатель затарахтел в прогревочном режиме. Вот –32º – это уже почти животный стон стартера и примерно семь секунд ожидания: схватит или не схватит? Но пошли вспышки – двигатель заработал. Хороший результат. Посоветовавшись со специалистами, решаем при –34º не экспериментировать: экзамен сдан.
«Лада-Ларгус». Первые три контрольные точки преодолела одинаково: почти десять секунд работы стартера вхолостую и следом уверенный, как ни в чем не бывало, пуск. В какой-то момент один из нас даже рвался поменять свечи зажигания при 30-градусном морозе: дескать, зря поленились сделать это заранее. А потом решили: пусть все остается как есть. Итак, –34º. Сначала долгая (12-13 секунд) работа стартера без единой вспышки – и вдруг мгновенный пуск и абсолютно ровное урчание двигателя, словно за бортом обычная двадцатка. Ай да «Ларгус»!

 

Собачья история

Его звали Бамсе. Так уж получилось, что сенбернара, купленного в 1937 году капитаном китобойного судна, во время Второй мировой войны официально зачислили матросом на один из патрульных кораблей Норвегии. Страна капитулировала перед немцами, но судну удалось укрыться в одном из портов Великобритании, где вскоре пес стал местной достопримечательностью и символом взаимовыручки. 

28-nordkapp_zr-03-13

Он заслужил известность спасением лейтенанта от напавшего на него преступника с ножом, помощью упавшему за борт моряку и общим поднятием боевого духа матросов. До победы Бамсе не дожил, однако его история не забыта: в 1984 году знаменитому четвероногому моряку посмертно присвоили Собачий орден Норвегии, а в 2006-м – золотую медаль Ветеринарного общества Великобритании. В итоге Бамсе стал единственной собакой, удостоенной награды, нередко называ­емой Георгиевским крестом для животных. Похоронен он в шотландском городке Монтроз, где в 2006-м сенбернару установили бронзовый памятник: собака смотрит на северо-восток, в сторону Норвегии. В 2009-м подобную скульптуру поставили и в родном городе сенбернара – Хоннингсвоге. Естественно, норвежский Бамсе повернут мордой на юго-запад, в направлении Шотландии. На своем месте его застал и сфотографировал Кирилл Милешкин, услышавший эту историю.

Отогреть за 40 минут

Единодушие в головах, но не в ногах – таким девизом можно охарактеризовать наши традиционные измерения и впечатления от прогрева салонов. За бортом –17 ºС, температура на максимуме, вентилятор в среднем положении, распределение потоков по схеме «голова – ноги». Десятиминутная работа на холостом ходу, затем получасовое движение по маршруту.
Что получилось, хорошо видно на графиках и полностью совпадает с общими впечатлениями. Даже сквозняк в «Гранте» отловили – холодный воздух долетает до головы правого заднего пассажира, понижая температуру. Жаль, ведь по возможностям системы отопления «Гранта» однозначно могла выйти в лидеры.
Ну а если на время забыть о дефектах сборки, то очевидно, что о сидящих спереди лучше всех заботится «Авео», в то время как задние пассажиры все же предпочтут «Гранту».

[%GALLERY%]