Над истинным содержанием марафона двадцать лет размышлял Сергей Зиновьев и, наконец, решился изложить некоторые мысли.

Эту гонку величают знаменитой и легендарной. Мы восхищаемся упорством и мужеством всех участников. А на некоторые неувязки и спорные моменты закрываем глаза. Велика сила привычки и самовнушения! Особенно у тех, кто знаком с «Дакаром» только по выверенному маркетологами изображению на экране телевизора.

Справедливость для всех

Спортивная составляющая «Дакара» спорна. Даже в романтические времена 1980-х марафон не был спортом в чистом виде и полной мере. А сейчас всё окончательно свелось к коммерции. Подавляющее большинство участников (около 80%) – пилоты-любители. Их фамилии мы не знаем и не запоминаем. Даже не читаем. Для некоторых «Дакар» – единственный старт в году. Естественно, эти люди не претендуют на победы и высокие места. Для них многодневная гонка по пустыням – авантюрное путешествие и, если угодно, проверка психической и физической выносливости. А лавры – профессионалам.
Доходы организаторы «Дакара» получают от спонсоров, от немалых стартовых взносов и – трам-тарарам! – взимая с участников денежные штрафы за различные нарушения. Например, за превышение скорости в населенных пунктах (отслеживается по GPS-датчикам). Понятно стремление по мере возможности наращивать число участников. Жаль, бесконечным оно стать не может, поскольку световой день небезграничен.
Старт раздельный, с разумным интервалом между экипажами, чтобы те, кто едет сзади, не утонули в пыли, поднятой первыми. Хотя всё равно тонут – промежутки слишком малы, и это извечная беда всех грунтовых ралли вообще.

02_dakar_zr_03-14

 Владимир Васильев автоматически вошел в элиту «Дакара», выступив на прототипе «Мини» за «Икс-Рейд». Вначале потерял время из-за поломки, затем отыграл много позиций и финишировал десятым.

Далее пелетон делится на две неравные части. Одни весь этап катят в светлое время, получая не совсем честное преимущество, а другие часть этапа пройдут после заката. Это неумышленно. Просто стартовая процедура каждого гоночного дня – многочасовой процесс. Ведь надо выпустить на трассу несколько сотен единиц техники (на первом этапе – почти пятьсот). И практически все, кто стартует в хвосте, на длинных этапах гарантированно финишируют во мраке (если вообще доберутся). Попасть из второй части в первую теоретически можно – для этого надо выдать хорошие результаты. Но, ездя во тьме, их не покажешь. Несправедливо? Не нравится? Не стартуйте, никто вас сюда веревками не тянул.

06_dakar_zr_03-14

 Сложилось ощущение, что «Икс-Рейд» отдала победу Нани Роме потому, что он раньше не выигрывал. Объективно Стефан Петерансель был быстрее испанца и неслучайно отыграл 40 минут отставания.

На длинных дистанциях слишком явно сказывается неравенство техники и бюджетов. Лидеры-профессионалы из богатых, хорошо оснащенных команд пролетают 700 км часов за пять-шесть. Потом интервью, фотосессия, душ, ужин, отдых, сон. А пилоты попроще всё еще в пути. Их автомобили подчас существенно медленнее и тот же путь едут дольше. А кто-то сбился с пути или три часа откапывал машину лопатой – тот на бивуак приезжает за полночь, а отдыхать некогда, потому что сам себе механик. На следующий день цикл повторяется. Небольшая группа грандов свежа и быстра, для остальных «Дакар» – то самое тяжелое испытание, о котором всё время говорят. Усталость накапливается, падает концентрация внимания, растет риск ошибки. А в объективы телекамер аутсайдеры, занима­ющие места с 40-го по какое-нибудь 130-е без надежды отыграть 50 часов отставания, попадут, только если с ними случится что-то нехорошее. Да и то могут не заметить. Приключений, ясно, выше крыши. А спорта тут маловато.

03-dakar_zr-03-14

 Грузовик Герарда де Роя собран из разных моделей «Ивеко» – скажем, кабина позаимствована у австралийской версии. По сути, единственный конкурент современной эволюции КамАЗа-4326.

Вообще, сама идея вынуждать не очень опытных пилотов спешить, гнать быстрее, чем они умеют, в сложнейших условиях… или только мне одному она кажется не очень правильной?
Изучив все нюансы, поневоле придешь к выводу, что «Дакар» – спорт только для небольшой группы избранных. Но и у элиты финальное распределение мест иногда выглядит как-то не очень спортивно.
В нынешней гонке за два этапа до финиша руководство немецкой команды «Икс-Рейд» (X-Raid) запретило своим пилотам борьбу друг с другом и велело финишировать в сложившемся порядке. Хуан Нани Рома и Стефан Петерансель выразили категорический протест… и подчинились! Причем Петерансель сначала отыграл отставание, а затем остановился за 24 километра до финиша, дождался Рому и третьего коллегу, Нассера аль-Аттия. Три прототипа «Мини» пересекли линию финиша одновременно. Победил Рома. Если это не демонстративное пренебрежение спортивными принципами, то что тогда?

Победителей не судим

«КамАЗ-Мастер» снова на высоте. Андрей Каргинов победил в напряженной борьбе, с трехминутным перевесом над Герардом де Роем.
А кого победил-то? Половина грузовиков на «Дакаре» – чьи-то технички (в том числе камазовские). Везут запчасти и оборудование, и это самый быстрый способ начать обслуживание своих на финише этапа. Мы как-то приняли на веру, что с первых лет участия КамАЗа в «Дакаре» ему продыха не дают мощные дружины могучих автозаводов. Ну, помните – МАН, ДАФ, «Мерседес»? Упорный японец Сугавара на сверхмощном «Хино», великий Стейси, ужасная семейка де Рой, несгибаемый чех Лопрайс, а потом его сын Алеш на «Татре». Но если детально разбираться, то по-настоящему заводская команда в «Дакаре» сейчас только одна – «КамАЗ-Мастер».
Остальным заводы помогают в лучшем случае материально. У транспортной компании голландцев де Роев (отца и сына) никогда не было под рукой научно-технического центра. Нет и поддержки со стороны правительства Голландии. Поэтому гонщики эпизодически меняют марки (смотря с кем заключат спонсорский контракт). И называется их команда просто командой де Роя, хотя «Ивеко» формально признает ее своей. Она неплохо упакована – четыре боевых грузовика и еще столько же техничек. Но все-таки она не заводская. Другой бюджет, другие возможности. И два пилота – рента-драйверы.

05-dakar_zr-03-14

 Багги SMG называли идеальной машиной для «Дакара». Но были мелкие поломки. А под конец Карлос Сайнс разбил подвеску.

Откровенно говоря, у КамАЗа уже с десяток лет нет реальных конкурентов. В нынешней гонке пару этапов даже выиграли Дмитрий Сотников и Антон Шибалов – на быстрых техничках, везущих по лишней тонне снаряжения! А у неугомонных голландцев КамАЗ, в общем-то, должен выигрывать всегда. Потому что лучше подготовлен. Но радость от побед была бы сильнее, если бы речь шла не о «Дакаре», чей престиж по ряду причин не соответствует реальной ценности этой гонки, а, скажем, о кольцевом чемпионате Европы.

Да и в других классах та же картина. Взять зачет мотоциклов: марок вроде много, а побеждает всегда КТМ. В группе вседорожников после ухода «Мицубиси» тотальное превосходство перешло к самой богатой частной команде. Признаю, это отнюдь не ее вина, что все ушли и бороться стало не с кем.

История со страшилками

Пресса обожает смаковать трагедии – и, конечно, не обошла стороной «Дакар». Еще во времена, когда он стартовал в Европе, а финишировал в столице Сенегала, тамошнее Розовое озеро окрестили Кровавым. Дескать, у гонки слишком много жертв.
Любые гонки опасны. Понемногу, но регулярно забирают жизни. Чаще всего – не ралли-рейды, а классическое ралли. Просто потому, что подобных гонок великое множество и проходят они почти везде. Но в общем потоке новостей информация такого рода до нас доходит редко. А по статистике, самые опасные виды спорта с автомобилем не связаны: рафтинг, велоспорт, сёрфинг, дайвинг, альпинизм и еще несколько других из числа экстремальных.
Точное число жертв «Дакара» с годами затуманилось: около 60 человек за 35 лет проведения. Участники марафона – меньше половины из них. Простите, но только в одной Украине за неделю в ДТП погибает больше! Вот где настоящий ужас-то.

04_dakar_zr_03-14

 Мотогонщики – группа повышенного риска. Случись что, ты один среди пустыни. Даже поговорить не с кем. Остается уповать на то, что помощь придет достаточно быстро.

И только при извращенно остром желании историю «Дакара» можно подать как нескончаемую череду трагедий. В нынешнем году – еще три жертвы: гонщик-мотоциклист и два аргентинских журналиста. Правда, журналистов официально не «засчитали», поскольку они не были аккредитованы и свалились на вседорожнике в пропасть по сугубо личной инициативе.
Символично, что основатель «Дакара» Тьерри Сабин погиб в катастрофе вертолета, пролетая над участком трассы в Мали. Постоянно вспоминая подобные эпизоды, с нажимом на гибель африканских детей под колесами машин, пресса всколыхнула в 2007 году Ватикан. Папская церковь издала клич прекратить это безобразие, упоминая еще и экологический вред. Последней каплей стало убийство четырех французских туристов мавританскими «террористами». Поговаривали, правда, что европейцы не очень корректно себя вели. Как бы там ни было, африканский вариант «Дакара» в 2008-м экстренно отменили. Был скандал и большие убытки. А через два года гонка возродилась в Южной Америке.
Повторю, «Дакар» гораздо безопаснее, чем повседневная езда по дорогам общего пользования. Все экипажи оснащены датчиками, по которым их местонахождение отслеживают в онлайн-режиме. Попавший в беду может подать сигнал тревоги несколькими способами. А спасательные службы подготовлены и укомплектованы по высшему разряду.
Подведем итоги: «Дакар» – экстремальное механизированное путешествие по пересеченной местности с минимумом удобств, издалека похожее на автоспорт, потому что на финише вручают награды. Вблизи – бизнес, неразбериха… и тот самый адреналин, которого многим не хватает в обычной жизни. Но одни выбирают преферанс, другие – «Дакар».

[%GALLERY%]

Честная игра

  • Андрей Каргинов стал победителем лишь после того, как судьи сняли ему шесть минут с результата на последнем этапе, компенсировав вынужденный простой из-за аварии китайского экипажа на узкой дороге. Едва ли верно считать, что организаторы предвзяты к камазовцам и все время норовят как-то прижать их.
  • На втором этапе КамАЗ Айрата Мардеева свалился в канаву и застрял. Вытащить его удалось только двумя тяжелыми техничками после финиша всех экипажей. За ночь машину восстановили, но судьи не допустили экипаж к старту. Команда возмутилась: дескать, притесняют! Но по факту зафиксирован сход из-за выключенной системы GPS, что считается грубым нарушением.
  • Де Рой остановился около упавшей машины Мардеева и пытался ее вытащить из ямы, но безуспешно. При этом голландец застрял сам. На исходе дня судьи вернули ему 22 минуты, потраченные на попытки оказать помощь соперникам. Говорят, де Рой просил о компенсации 30 минут.
  • В Cети есть видео, отснятое местными зрителями: в узкой ложбине багги застрял поперек дороги. Примчавшийся КамАЗ попросту объехал его по косогору, едва не опрокинувшись. Следом приехал де Рой. Остановился, взял на трос, выдернул, отцепил и погнал дальше. Таких эпизодов на «Дакаре» по сотне в день. Лишь некоторые находят отражение в протоколах в виде снятых минут.
  • На первом этапе Нани Рома 60 километров глотал пыль за Сайнсом. Карлос не реагировал на сигналы специального устройства «Сентинел», преду­смотренного как раз для таких случаев. А после финиша признал, что видел машину соперника. Рома сказал, что это не очень спортивно, но – «нет проблем». И таких эпизодов на «Дакаре» тоже по сотне в день.