Этот человек знает все о перелетах, путешествиях и жизни вне дома, но не за этим Антон Фролов сел к нему в Jaguar XJ. Фред Финн еще и большой фанат гоночной техники, и отличит манеру вождения Дэймона Хилла от Найджела Мэнселла по точкам торможения в Сильверстоуне. Фото: автора.

20120723-dsc_6521Это невероятно: мой собеседник только что отказался от бесплатного полета в космос от Ричарда Брэнсона и его компании Virgin Galactic. «Друг мой Ричард, если сложить все мои перелеты длиной в 15 млн миль, то я облетел бы Землю 375 раз. Боюсь, полчаса на земной орбите в условиях невесомости выбьют меня из колеи. Лучше я останусь в Украине. Детям привет».

Возможно, человек с красноречивым статусом The world’s most traveled person имеет право отказаться от полета в космос. Он поднимался по трапу «Конкорда» 718 раз; 600 раз был в Кении, он возил туда принцессу Диану и других членов королевской семьи, разносортных политиков, бизнесменов, гонщиков и владельцев команд Формулы-1. Фред тестировал гоночные болиды McLaren на трассах всего мира и разбирается в любой технике, имеющей колеса, крылья и хвосты. Знакомьтесь: Фредерик Финн – обладатель рекорда Гиннесса по количеству воздушных перелетов, в открытой беседе с нашим автомобильным критиком.

Фред проводит рукой по деревянным вставкам на приборной панели Jaguar XJ, щупает бежевую кожу на торпедо, оценивающе тормозит взглядом на огромных авиационных дефлекторах и, наконец, включает любимый диск, используя сенсорные приборы.

– Эх, раньше все было намного душевней. Из музыки тебе – дюжина цилиндров, из климата – ветра порыв, а руль никогда не прощал ошибок. Теперь я могу одной рукой щекотать девушку и переключать радио, другой щелкать передачами и менять температуру в салоне. Куда это годится? Я понимаю, технологии должны повышать безопасность и облегчать управление, но когда против тебя настроены все операционные системы мира в ответ на желание доехать по нужному адресу… Вот ты знаешь, как управлять навигационной системой в Jaguar XJ?

– Знаю, конечно. Только, думаю, что лучше выехать за пределы Украины, чтобы получить полноценный сервис.

– Именно! Я обожаю новый XJ, но единственное, что может добавить морщин – это навигация и электронное меню, с помощью которого можно менять настройки подвески, климат, управлять телефоном и бог знает, чем еще. Никак не могу привыкнуть. А вот к поведению автомобиля привыкать не пришлось – то, что надо для украинских дорог! Отличный двигатель и всеядная подвеска плюс динамика, схожая со спорткаром. Если сравнивать это с прежними «ягуарами» – теми, что «ходили» под Фордом – просто земля и небо. Индийские боссы все сделали правильно: обеспечили финансовую стабильность для развития британских идей. Теперь к качеству не придерешься.

– А какой автомобиль оставил наибольшее впечатление? У вас ведь ветеранский опыт, поделитесь?

– Однозначно McLaren F1. Лучшего еще не придумали. Рон Деннис (основатель и совладелец группы компаний McLaren) – мой большой приятель, мы знакомы десятки лет, и даже испытывали вместе кое-какую технику (правда, крылатую). Если сравнивать McLaren с самолетом, то даже на фоне итальянских скакунов это «Конкорд», никак не меньше. Когда-то я целую неделю провел с Lamborghini Countach – так я проклял все на свете! Ни сесть, ни лечь, ни встать, и двери с трудом закрываются! Ужаснейшие воспоминания. А вот McLaren – просто чудо. Я вез Джереми Кларксону пару секунд с круга на Сильверстоуне, и это было незабываемо. Сейчас McLaren выпустят преемника F1, и я уверен, он причешет всех итальянцев под ноль. Потому что Рон Деннис лучше всех знает толк в гонках, в людях и в бизнесе.

– Как вам сегодняшняя Формула-1, переполненная политикой, интригами и маркетингом?

– Никак. Людей в ней осталось меньше, чем калькуляторов. Однажды мне довелось ужинать с Айртоном Сенной, и всего за каких-то пару часов я проникся его теплотой и стремлением к жизни, откровенным желанием делиться своим огнем с близкими людьми. Такие люди нужны любому спорту, и уж точно Формуле-1. Жаль, сегодня их не сыщешь.

Фред утопил правую педаль в пол, и заднеприводный Jaguar оставил позади сизое облако, чуть подтанцовывая кормой. За долю секунды взгляд Фреда приобрел нужную концентрацию, а где-то за пять секунд мы достигли скорости 100 км/ч. Затем 160. И 200. Картина вокруг нас из статичной превратилась в сплошной сюр, а на кончике языка появился свинцово-солоноватый привкус.

– Ты тоже это чувствуешь? Это адреналин. А представь, как разгоняется «Конкорд», как он преодолевает звуковой барьер и достигает скорости в 2200 км/ч. Взрыв просто нереальный!

Фред остужает пыл XJ плавно, но как-то слишком быстро. Я и пикнуть не успел, как тяжелый седан под его управлением встал именно там, где задумал водитель.

– Вот почему я люблю мощь и грацию в одном флаконе. На любой скорости, в любую погоду, ты можешь пить на заднем кресле Dom Perignon и наслаждаться жизнью. Ты ею живешь, не пропуская мгновений счастья и адреналиновых взрывов. Но я предпочитаю сидеть за рулем и контролировать это течение своими собственными мышцами. Здесь и сейчас.