Анатомируем первое оригинальное семейство автомобилей МЗМА: был ли скопирован Москвич‑402? Автор Сергей Канунников

В 1956 году на конвейер встал первый в истории московского завода малолитражек автомобиль, созданный в столице советскими инженерами. До той поры выпускали Москвич‑401, который оставался прямым потомком довоенного Опеля.

Москвич‑402 – первый новый автомобиль оттепельной эпохи: он встал на конвейер на несколько месяцев раньше Волги ГАЗ-М21. Выясняя, насколько самостоятельной была конструкция «четыреста второго», поговорим и о его последователях – Москвиче‑407 и -403, поскольку постепенное совершенствование уже освоенных в производстве автомобилей было характерно для МЗМА, а потом и для АЗЛК.

Москвич‑402 стал родоначальником абсолютно нового, революционного для завода семейства (на рисунке – более поздний Москвич‑407). Машина получила новый, просторный и комфортабельный (на фоне Москвича‑401) кузов с отдельным багажником. Конструктивно да и стилистически кузов близок к волговскому, что совсем не удивительно – в его проектировании непосредственное участие принимали специалисты Горьковского автозавода, у которых в этом деле было куда больше опыта, чем у московских коллег.

Ford Taunus 12M (1), Simca Aronde (2), Ford Prefect (3), Opel Olympia Rekord (4)
В 1953 году для МЗМА закупили несколько самых свежих европейских машин – аналогов Москвича‑402, в том числе немецкий и английский Форды, французскую Симку, самый новый Opel. Ни с одной из западных машин советскую не копировали. Решетка радиатора одного из прототипов 1955 года напоминала опелевскую, но от нее как раз и отказались. В результате получился самобытный, очень современный и симпатичный автомобиль.

Проектирование новой модели на основе еще старых узлов начали в Москве в 1951 году. Стилистику неоднократно меняли, добиваясь большей четкости линий и тщательной проработки деталей. На госиспытания в 1955 году вывели прототипы, уже очень похожие на серийную машину, но с иными элементами отделки передней части, в частности – с «зубастой» решеткой радиатора.

Москвич-412: Гость с планеты Сатурн

МосквичСерийный Москвич‑402 образца 1956 года имел облицовку радиатора в стиле ГАЗ-М21, только вместо газовской звезды – хромированный шар. К концу 1950‑х от такой облицовки отказались в пользу более сдержанной и гармоничной решетки.

МОСКОВСКАЯ БАЛЛАДА
Москвичи семейств 402, 407 и 403 относятся к числу самых оригинальных и самобытных автомобилей Советского Союза. Инженеры и художники создали машину, впитавшую последние достижения европейского автопрома, но не копирующую впрямую ни один аналог. Это стало одной из причин того, что новый Москвич тепло приняли на зарубежных рынках (и не только в соцстранах), в основном – в Финляндии и Скандинавии.
Семейство продержалось на конвейере всего восемь лет – до 1964 года. Удивительно недолго для советского автопрома. Многие конструктивные решения, правда, перешли на Москвич‑408, но об этом поговорим в другой раз.

В салоне Москвича лишь пара элементов отдаленно напоминает решения, примененные на французском седане Simca Aronde: круглый циферблат спидометра (у Симки он гораздо крупнее) и флажок переключателя указателей поворота на рулевой колонке. О прямом копировании речь, конечно, не идет.

Салон Москвичей семейств 402, 407 и 403 выглядел скромно, но гармонично и вполне оригинально.

Независимая подвеска Москвича‑402 с первыми в СССР телескопическими амортизаторами, шаровой опорой вверху и пальцем ­­
с эксцентриковой втулкой внизу почти копирует конструкцию
опелевской Олимпии 1953 года.

Подвеску Москвича‑407 модернизировали. Снизу тоже появилась шаровая опора. В прежней конструкции очень сложно было отрегулировать углы установки колес, особенно на бывалом автомобиле. На «четыреста седьмом» эта операция стала гораздо проще.

Москвич‑402 стал отчасти компромиссным решением. Новый двигатель был еще не готов, поэтому на машину поставили нижнеклапанный мотор, представля­ющий собой модернизированный опелевский агрегат. Диаметр цилиндров увеличили с 67,5 до 72 мм, ход пор­шня остался прежний – 75 мм. Рабочий объем вырос до 1,22 литра, а мощность – до 35 л.с. (первый вариант этого мотора развивал 23 л.с.). По мощности двигатель Москвича‑402 отставал от зарубежных аналогов, которые выдавали с 1,2 литра рабочего объема примерно 40–45 л.с.

Двигатель Москвича‑407 1958 года – тоже компромисс, но уже другой. Совершенно новый верхнеклапанный мотор с алюминиевой головкой блока конструкторы вынуждены были «привязать» к старому оборудованию. Поэтому габариты агрегата и ход поршня (75 мм) были такие же, как у прежнего, нижнеклапанного. Мотор Москвича‑407 рабочим объемом 1,36 литра выдавал уже 45 л.с. Меньше, чем у самых передовых аналогов. Но советский двигатель имел невысокую степень сжатия (7,0) в расчете на низкосортный бензин.

ЗА РУЛЕМ №03 2019

Запорожец ЗАЗ‑965: скопирован или нет?